Путешествия художника Я. Ф. Ционглинского (1858–1913) на восток

Мы уже писали о художнике и педагоге Яне Францевиче Ционглинском (Jan Ciągliński) на страницах «Газеты Петербургской». В этот раз нам бы хотелось рассказать более подробно о путешествиях мастера в восточные страны и проиллюстрировать статью пейзажными этюдами из собрания Национального музея в Варшаве.

861301Напомним, Ционглинский родился в Варшаве 8 февраля (20 февраля по новому стилю) 1858 года в семье адвоката. В двадцатилетнем возрасте он приехал в Петербург, и вскоре поступил в Императорскую Академию художеств. После ее окончания со званием классного художника первой степени он очень быстро прославился среди современников и как живописец-новатор, и как талантливый педагог. Ционглинский навсегда остался жить в Петербурге. Он стал одним из основателей объединения «Мир искусства», руководителем частной мастерской на Литейном проспекте (доме № 59), профессором Рисовальной школы Общества поощрения художеств и преподавателем в Высшем художественном училище при Академии.

Несмотря на сильную занятость в преподавательской сфере, Ционглинский страстно любил путешествовать. Его жизнь была насыщена поездками, география которых весьма обширна. Помимо привычных стран Западной Европы он посетил многие страны Востока: от мест христианских святынь до экзотического Египта и Индии. Восток всегда занимал его творческие помыслы. Как и его современники, Ционглинский воспринимал восточные страны, как некую счастливую землю, во многом загадочную и непознанную. Столь частые поездки носили не только туристско-географический характер: Восток привлекал художника своей необычной свето-воздушной средой, которую он сумел блистательно воплотить в своих этюдах. Многочисленные натурные работы, написанные в импрессионистической манере, становились вспомогательным материалом для создания больших картин.

Значительную часть творческого наследия Ционглинского составляют сотни восточных этюдов. В каких именно странах и городах побывал Ян Францевич, можно узнать по названиям пейзажных этюдов из каталога посмертной выставки, организованной в Петербурге в 1914 году благодаря усилиям его брата Мечислава Ционглинского и ученика Александра Рубцова.

Многочисленные этюды Ционглинского были своего рода путевым дневником художника, аналогом современного альбома с фотографиями. Он говорил ученикам: «Этюды есть история жизни, вдохновения». Выполненные маслом, как правило, небольшого формата, эти работы передавали краткое состояние природы «солнечных стран». В некоторых этюдах художник прибегал к абстракции, используя при изображении формы только цветовые пятна. Он любил экспериментировать в живописи и открывать «тайны красок».

Первые яркие впечатления о Востоке у Ционглинского оставила поездка в Палестину в конце лета – начале осени 1901 года. К этому времени художник уже побывал в Италии, Испании, Турции и Марокко. Как верующий человек, католик, он с душевным трепетом стремился к встрече со Святой Землей, с ее многовековой историей и богатым колоритом пейзажей.

1901_mp1531

Я.Ф. Ционглинский. Пустыня под Дамаском. Из путешествия по Палестине. 1901. Холст на картоне, масло. 24х32,5. Национальный музей в Варшаве

Ционглинский проделал путь, которым обычно русские люди добирались к святым местам. В то время главным пунктом отправки в Иерусалим путешественников и купцов, священнослужителей и паломников был город Одесса. Из порта художник отплыл на пароходе под названием «Одесса» до Бейрута. Сохранились личные записи Ционглинского, благодаря которым удалось узнать некоторые любопытные подробности о начале пути художника в Палестину, его мечтах и переживаниях во время двенадцатидневного плавания. Он сильно боялся такого дальнего морского путешествия: «А если и пропаду, то, Боже мой, как красиво, в погоне за вдохновением! Не боюсь тебя, буря! Опасность даже мне показалась такой заманчивой». Кажущиеся вначале такими долгими две недели на пароходе быстро пролетели в приятном обществе капитана Акимова и других членов экипажа. В записях художника не один раз встречаются слова о перенесенном горе, об обидах, о больной душе, которую терзает «подлая тоска» одиночества. Очевидно, что в это путешествие на Святую Землю Ционглинский отправился с надеждой на духовное обновление и творческое обогащение; еще на пароходе он писал: «Дремлю совсем, но чувствую, как корабль несет меня все вперед, туда ко Христу, волны плещут кругом, на душе так спокойно, точно <…> никакого горя, никакой жизни позади нет — хорошо, ах, как хорошо!».

Сойдя с парохода в Бейруте, Ционглинский направился в один из старейших городов мира Дамаск, а затем проехал через горы и пустыни до Галилеи. Размышляя над евангельским сюжетом, художник побывал в Назарете, где прошло детство Христа, в городе Тивериада, расположенном на берегу озера, где Христос даровал рыбакам чудесный улов, а также в Капернауме, в котором жил и проповедовал Иисус. В Иерусалиме Ционглинский прошел по местам земной жизни Спасителя. Он запечатлел вид на улицу Виа Долороза (Скорбный путь), которая повторяет крестный путь Иисуса от места Суда до места Его Распятия на Голгофе.

1901_mp1543

Я.Ф. Ционглинский. Капернаум на Тивериадском озере. Из путешествия по Палестине. 1901. Холст на картоне, масло. 22,5х31. Национальный музей в Варшаве

Ционглинский описал свои палестинские впечатления в небольшом очерке для художественно-литературного журнала «Огонек». Его до слез потрясло знакомство с «колыбелью христианской культуры», сильно взволновали те места, где на каждом шагу чудились с детства знакомые «близкие лица» из библейской истории. «Увлекла меня волна… волна жаркая всем, чем жива душа художника, полная любви к жизни и ропота против непонятных судьбы приговоров», – вспоминал художник.

1901_mp1545

Я.Ф. Ционглинский. Назарет. Из путешествия по Палестине. 1901. Холст на картоне, масло. 26х34,5. Национальный музей в Варшаве

Уже в ноябре 1901 года палестинские этюды Ционглинского были впервые показаны на одном из вечеров в Первом дамском художественном кружке. В печати было отмечено, что эта демонстрация имела несомненный успех: о пейзажах Ционглинского тогда много говорили, а во время их показа на вечере «милому Яну устроили шумную овацию и как художнику, и как увлекательному лектору». Весной следующего года тридцать этюдов экспонировались на IV-ой выставке «Мир искусства» в залах Пассажа в Петербурге, а в ноябре с московской выставки того же объединения пять работ были приобретены Советом Третьяковской галереи. В настоящее время большинство пейзажей (более пятидесяти) хранятся в Национальном музее в Варшаве.

В 1903 году, уже будучи профессором искусств натурного и этюдного классов Высшего художественного училища при Академии, Ционглинский отправился в Египет. Он путешествовал по пустыне, был в Каире, видел великие пирамиды Гизы, колоссы Мемнона, Карнак и Луксор. Во время этой поездки в страну вечного солнца было создано около пятидесяти работ, большая часть которых также находится в собрании Национального музея в Варшаве. В их числе несколько этюдов, которым художник дал общее название «Сфинкс». Один из них точно иллюстрирует восторженный рассказ мастера своим ученикам: «… ходил один, – и уже наступил вечер, и не находил сфинкса. Вдруг, как-то повернулся – и вижу: смотрит на меня вся суть Египта!».

 1903_mp1587

Я.Ф. Ционглинский. Сфинкс вечером. Из путешествия в Египет. 1903. Холст на картоне, масло. 26х33,3. Национальный музей в Варшаве

Поездка академика Ционглинского в Индию осенью 1907 года была одной из самых дальних и трудных. Больше двух недель он плыл на пароходе по Индийскому океану. Этого путешествия он также сильно боялся (перед отправлением даже написал завещание на случай, если не вернется), но еще сильнее грезил им. «Индия! Как передать, чем передать бесконечное разнообразие настроений, которыми эта единственная в мире страна волнует душу? <…> Дивная, волшебная страна – олицетворение библейского рая…», – писал Ционглинский в путевом очерке, помещенном в журнале «Огонек». На корабле во время плавания художник написал портрет молодой индусской женщины, и в своем очерке он не смог удержаться от восторженных слов о «стройных бронзовых красавицах», которые в «чудных вдохновенных глазах хранят признаки счастья, о котором их жгучее солнце нашептывает им упоительные сказки».

Маршрут путешествия Ционглинского по Индии также можно воссоздать по названиям этюдов, вошедших в каталог посмертной выставки. Первой остановкой художника был Бомбей (ныне Мумбай). Художник вспоминал: «ранним утром, в дрожащей дымке тропического солнца чудятся неясные очертания бомбейских островов и холмов, жуткое чувство и страха, и восторга сжимает грудь».

1907_mp1649

 

Я.Ф. Ционглинский. Ахмадабад. Из путешествия в Индию. 1907. Холст на картоне, масло. 44,4х64. Национальный музей в Варшаве

Широкими и общими мазками кисти Ционглинский записывал уникальные в своем роде впечатления. Он успел увидеть и северную, и южную Индию (писал пейзажные этюды в Ахмадабаде, Читторгархе, Удайпуре, Мадрасе, Мадурае и других городах). Ционглинский побывал на острове Цейлон (ныне Шри-Ланка): в портовом городе Коломбо и в древней столице Канди. В собрании Третьяковской галереи находится довольно большой по размеру пейзаж с видом на буддийский храм на острове Цейлон, он был приобретен Советом галереи на посмертной выставке Ционглинского.

1907_mp1670

 

Я.Ф. Ционглинский. Джайпур. Строения. Из путешествия в Индию. 1907. Холст на картоне, масло. 26,5х33,5. Национальный музей в Варшаве

Некоторые индийские этюды Ционглинский экспонировал на выставках Союза русских художников в Москве и Петербурге. Одна из учениц художника Елена Бебутова вспоминала: «Происходило много споров и толков относительно трактовки Ционглинским Индии (тогда страны редко посещаемой). Одни упрекали его в том, что будто бы он не передал ярких красок Индии. Но это было неправильно, так как [чтобы] передать пейзаж, освещаемый солнцем, не обязательно использовать самые яркие тона».

Мнение самого мастера по этому поводу можно почерпнуть из интервью, которое было опубликовано в одной из польских газет. Ционглинский рассказывал журналисту, что несмотря на уже совершенные поездки в Палестину и Египет, его все равно что-то постоянно тянуло в Индию. Он предчувствовал, что сможет найти там еще более яркие эффекты солнца. И, в конце концов, оправдал свои надежды, так как нашел такие удивительные сочетания цветов и рефлексы, которые, по его мнению, невозможно встретить в других странах. Даже солнечная Палестина поблекла для него и, по сравнению с Индией, предстала в сером колорите.

На основании импрессионистических восточных этюдов Ционглинский стремился написать большое полотно. Более десяти лет он носил в себе грандиозный замысел, но, видимо, эта картина не вызывала в нем чувства удовлетворенности. Еще в начале 1900-х, вернувшись из путешествия по Палестине, он начал работать над созданием эскизов к картине «Восток», которая, как он говорил, должна была стать синтезом его знаний и художественных переживаний всей жизни.

Композиция картины «Восток» строилась на основе одного из палестинских этюдов – «Базар в Дамаске» (1901), который ныне находится в собрании Русского музея. Однако, судя по воспоминаниям критика Н. Кравченко, Ционглинский задумал написать картину «Восток» еще до своего путешествия на Святую Землю. В течение десяти лет художник разрабатывал образы так называемых «Грешниц» или «Блудниц», которые должны были стать центральными фигурами произведения. Некоторые из них – это большеформатные этюды натурщиц под названием «Грешница» и «Огонь» (Национальный музей в Варшаве). Выполненные в технике широкого и свободного письма по своим художественным достоинствам эти работы относятся к самостоятельным произведениям. Однако картина «Восток» так и не была написана – работа прервалась из-за смерти художника.

В августе 1912 года Ционглинский совершил поездку в Туркестанский край (побывал в Ашхабаде, Бухаре, Самарканде). Эта было последнее путешествие художника, после которого у него проявилась серьезная болезнь, оказавшаяся роковой. Он умер 24 декабря 1912 года (6 января 1913 года по новому стилю), не дожив 33 дня до своего 55-летия.

1912_mp1730

Я.Ф. Ционглинский. Самарканд – Гур-Эмир, мавзолей Тамерлана. Из путешествия в Туркестан. 1912. Холст на картоне, масло. 25,8х32,6. Национальный музей в Варшаве

Созерцая пейзажные этюды Ционглинского, наполненные солнечным светом и знойным воздухом, хочется вспомнить одно из его наставлений: «Пока есть возможность, желание, энергия, здоровье, – надо делать, – ехать, – путешествовать. Большие поездки! которые бы вас обогатили какими-нибудь идеями».

М. А. Гуренович

Stanisław Karpionok
Профессиональный переводчик польского языка, член редакции GP. Член Союза переводчиков России, член Ассоциации научно-технических переводчиков.

Więcej od tego autora

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here

Powiązane

Podcast "Z Polską na Ty"spot_img

Ostatnie wpisy

Выпуск 4 – Иоанн Павел 2. Папа Римский

Представляем вашему вниманию новый выпуск подкаста «С Польшей на „ты”»! В рамках рубрики «Поляки, изменившие ход истории» ведущий Денис Щеглов продолжает разговор с доминиканцем...

Выпуск 3 – Иоанн Павел 2. Человек

43 года назад, 16 октября 1978 года, случилось беспрецедентное событие – поляк, кардинал Кароль Юзеф Войтыла, был избран на Святой Престол. В историю он...

Конкурс чтецов «Kresy 2021»

Культурно-просветительское общество «Полония» в Санкт-Петербурге, организатор XXX-го Конкурса Чтецов им. Адама Мицкевича «Kresy 2021» в России, при финансовой поддержке Генерального консульства Республики Польша в Санкт-Петербурге, приглашает поучаствовать в...

Chcesz być na bieżąco?

Zapisz się na newsletter Gazety Petersburskiej