Литовский алмаз, ограненный на польской земле: Микалоюс Чюрленис и Польша

Гениальный художник и композитор Микалоюс Константинас Чюрленис родился на юге Литвы в местечке Варена 22 сентября 1875 года.
Отец его, Константинас Чюрленис, был сельским органистом в местном костеле, мать была из семьи немецких евангелистов, эмигрировавших в Литву. Спустя три года после рождения сына семья переезжает в Друскининкай. Друскининкай в это время становится модным курортом. Лечебная вода, прекрасная, еще не тронутая цивилизацией природа, величавый Неман и быстрая речка Ратничеле, озеро в центре города – все это привлекало в летнее время отдыхающих из Варшавы и Петербурга, Вильнюса и Москвы. Был среди них и доктор из Варшавы Юзеф Маркевич. Это был замечательный во всех отношениях человек. Он окончил медицинский факультет Университета, получил музыкальное образование, был общителен и быстро завоевал любовь и уважение жителей Друскининкай. Любовь доктора к музыке свела его с органистом Чюрленисом. Знакомство вскоре переросло в дружбу столь разных, казалось бы, людей.
Первые уроки музыки маленькому Микалоюсу (в семье его звали Костек, Кастукас, Константинас) давал его отец. И в возрасте шести лет сын играл в костеле вместе с отцом, а став чуть старше, иногда даже заменял его за инструментом.
Доктор Маркевич не мог не обратить внимания на одаренного ребенка и, часто бывая в семье Чюрленисов, помогал Микалоюсу осваивать технику игры на фортепиано. Доктор привозил из Варшавы ноты для маленького музыканта и тот быстро выучил и сыграл по ним «Маленькие прелюдии и фуги» Баха.
В1885 году Микалоюс Константинас окончил начальную школу. Проходит еще три года. И вот, в очередной приезд доктора Маркевича, в семье Чюрленисов состоялся «большой совет». Доктор первым понял, что будущее мальчика в музыке, что ему необходимо развивать талант и по-настоящему учиться музыке. Вот так доктор Маркевич из Варшавы открыл талант Чюрлениса и дал ему дорогу в искусство. Через много лет Юзеф Маркевич сетовал на то, что его подопечный «забросил» музыку и серьезно занялся живописью. Однако доктор был не прав: музыку Чюрленис никогда не бросал.
На «большом совете» было принято решение, что Константинас должен уехать учиться. Встал вопрос – куда?
Доктор Маркевич был знаком с князьями Огиньскими, которых и попросил принять участие в судьбе молодого Чюрлениса. Один из братьев, Михал Огиньский, – внук композитора, подарившего нам знаменитый полонез – согласился взять мальчика в свою оркестровую школу, где учились одаренные дети, в том числе и из бедных семей (семья Чюрленисов была многодетной – в ней было четверо детей).
Так началось серьезное обучение музыке в оркестровой школе, которая находилась в Плунге не западе Литвы. Четыре года провел Чюрленис в школе князя. Помимо учебы, он играл в оркестре, сначала на флейте, затем на корнете. В это время Чюрленис пробует сочинять музыку. Его произведения, еще далекие от совершенства, исполняет оркестр. Он знакомится с музыкой Шопена, Шуберта, Мендельсона, расширяется его музыкальный кругозор, воспитывается вкус. Здесь у него проявляется интерес, пусть еще и робкий, к живописи. Зарисовки парка, гуляющих в нем людей, всего, что он видит. Пока это только развлечение.

Огиньский переводит Константинаса из учеников в оркестранты и определяет ему жалованье в пять рублей. Это большое подспорье для семьи. Сам Чюрленис находится на полном обеспечении – жилье, питание и шикарная форма.
Путешествуя с оркестром Огиньского, Константинас впервые увидел море. Это было в Паланге. Море, сосны, дюны, янтарь, легенда о Юрате – все это нашло отражение в его дальнейшем творчестве, как в музыке, так и в живописи и в его поэтических произведениях.
Заканчивается очередной этап в жизни Чюрлениса. Огиньский предлагает ему учебу в Варшавском музыкальном институте. Разве мог мечтать об этом сын бедного сельского органиста? Благодаря своему наставнику молодой музыкант получает стипендию, Огиньский также оплачивает и весь курс обучения. Варшава открывает студенту прекрасный мир: театры, музеи, библиотеки – море разных возможностей. Музыкальный институт (впоследствии Консерватория), где семьдесят лет назад учился Фредерик Шопен. Варшава – это новая жизнь, жизнь среди друзей, с которыми он знаком по летним встречам в Друскининкай.
В доме Моравских, ставших его друзьями, Чюрленис играет Моцарта и Баха, Гайдна и Бетховена, а также исполняет собственные фортепианные произведения. В Консерватории (будем называть Институт так – по сути это и была Консерватория) он поступает на отделение фортепиано, но затем начинает заниматься композицией. Именно с этого времени (1896 год) Чюрленис известен как композитор.Его сокурсник Эугениуш Моравский становится другом, который помогает в трудные минуты жизни. Дружит он и с братом Эугениуша, Володзимежем. К Чюрленису приходит первая любовь. Это младшая сестра его друга Мария Моравская. Любовь взаимна, они счастливы. Мария вспоминала их встречи на Повонзковском кладбище у могилы сестры Шопена, где они дали друг другу молчаливую клятву любви. Но отец Марии был против их союза. «Не позволю, чтобы моя дочь стирала белье где-нибудь на шестом этаже». Это был первый удар для Чюрлениса. Мария до самой смерти сохранила память о своей первой любви. Она пережила Чюрлениса на шестьдесят лет.
Весной 1899 года Чюрленис получает диплом композитора. К окончанию Варшавской Консерватории он написал кантату «De profundis» для хора и симфонического оркестра.
В 1900 году композитор создает полонез и посвящает его князю Михалу Огиньскому. Осенью этого же года рождается одно из лучших произведений Чюрлениса – симфоническая поэма «В лесу». После окончания Консерватории ему предлагают место директора музыкальной школы в Люблине, он отказывается и так определяет свою судьбу: «Ведь я представлял себе счастье таким близким и возможным. Однако решил: «Счастлив не буду», это столь же верно, как и то, что умру… так и есть, счастлив не буду, иначе быть не может. Слишком легко ранимый, слишком близко все воспринимаю к сердцу, чужих людей не люблю и боюсь их, жить среди них не умею. Деньги меня не привлекают, ожидает меня нужда, сомневаюсь в своем призвании и таланте и ничего не достигну. Итак, буду ничто, ноль, но буду знать свое место… печально, но что поделаешь».
В 1901 году симфоническая поэма «В лесу» была представлена на конкурс молодых польских композиторов, где победителю была обещана премия в 1000 рублей. Поэма была удостоена всяческих похвал, но премию в тот год решили никому не присуждать. Пообещали исполнить поэму на филармоническом концерте, но и этого не произошло. Она позвучала только через десять лет, уже после смерти композитора.
Чюрленис мечтает продолжить музыкальное образование в широко известной Консерватории в Лейпциге. Князь Огиньский, понимая каких успехов в музыке достиг его ученик, дает согласие оплачивать обучение Чюрлениса в Лейпциге. И опять учеба. В Лейпциге он посещает музеи и концерты, лекции известного психолога и философа В. Вудта.
Чюрленис пишет из Лейпцига Марьяну Маркевичу: «Купил краски и холст. Наверно хочешь сказать, что холст пригодился бы на что-то другое, Мой дорогой, я тоже чувствую угрызения совести из-за этих истраченных марок, но должен же я иметь на праздники какое-то развлечение». Все чаще Чюрленис задумывается о своем будущем, видя его в живописи.
Учиться трудно, трудности с языком, некоторые разногласия с профессорами. При этом Чюрленис голодает. Друг Эугениуш Моравский присылает ему по десять рублей в месяц.
Редкие уроки, редкие заработки. Но Чюрленис трудится: создано более двадцати фортепианных произведений, струнный квартет, симфоническая увертюра, симфоническая фантазия и другие произведения. Но тут случается трагедия – умирает Михал Огиньский.
Чюрленис вынужден покинуть Консерваторию. Он получает учительское свидетельство об окончании второй консерватории и возвращается в Варшаву.
Чюрленису в очередной раз предлагают престижное место – преподавателя в Варшавском музыкальном институте, который он окончил. Он отказывается, он видит для себя другой путь. Осенью 1902 года Чюрленис начал обучение в Варшавской рисовальной школе, а в 1904 году открывается Школа изящных искусств, руководителем которой становится Казимир Стабровский, обучавшийся в свое время в Петербургской Академии художеств. В качестве преподавателей сюда приглашены польские художники К. Кшижановский, Ф. Рушиц, К. Тихи, К. Дуниковский. Одними из первых учеников Школы становятся Чюрленис и его друг Эугениуш Моравский. В Школе часто устраивались смотры работ учеников, за лучшие работы присуждались премии. Чюрленис был среди первых учеников.

Восход, 1904 г.

Однако при этом не оставлял он и занятия музыкой. Как раз в это время он писал одну из самых известных симфонических поэм «Море», которую посвятил Брониславе Вольман. Здесь нужно обязательно сказать, какую роль в жизни художника сыграла семья Вольман. В 1905 году он был приглашен вместе с семьей Вольман и друзьями, среди которых был Эугениуш Моравский, в путешествие на Кавказ. Это были совершенно новые впечатления для художника. Море, светящееся голубизной, не такое, как Балтика, пирамидальные тополя, так часто изображаемые художником, горы, скалы, ущелья, которые он увидел впервые.
«Я видел горы, и тучи ласкали их, видел я гордые снежные вершины, которые высоко, выше облаков возносили свои сверкающие короны… я рисовал или по целым часам сидел у моря, в особенности на закате я всегда приходил к нему, и было мне всегда хорошо и с каждым разом становилось все лучше»… Летом 1906 года Бронислава Вольман дает возможность Чюрленису совершить поездку по городам Европы. Он посетил Дрезден, Мюнхен, Нюрнберг, Вену, Прагу. Можно себе представить, что дала эта поездка молодому, любознательному художнику.

«Я видел горы, и тучи ласкали их, видел я гордые снежные вершины, которые высоко, выше облаков возносили свои сверкающие короны… я рисовал или по целым часам сидел у моря, в особенности на закате я всегда приходил к нему, и было мне всегда хорошо и с каждым разом становилось все лучше».

Чюрленис дает уроки дочери Брониславы – Халине, а с ее сыном они посещают Школу изящных искусств. Брониславе Вольман Чюрленис подарил картину «Дружба». Вспомните эту картину – именно такой дар она преподнесла Чюрленису.
Летом 1905 года на годовой выставке Школы картины Чюрлениса пользуются успехом, даже находятся желающие купить их, но по разным причинам покупки не состоялись.
Весной 1906 года происходит событие, имеющее большое значение для Чюрлениса-живописца. В апреле в помещении Петербургской Академии художеств открывается выставка работ учеников Варшавской Школы изящных искусств. На выставке было представлено более пяти тысяч работ. Среди работ Чюрлениса – «Музыка леса», цикл «Сотворение мира», «Покой». Столичная пресса не обошла вниманием выставку. В нескольких газетах появились статьи, освещающие это событие. Газета «Санкт-Петербургские ведомости» опубликовала статью, большая часть которой была посвящена работам Чюрлениса. «…Нельзя ни в коем случае обойти молчанием длинной серии фантастических пастелей Чурляниса. По словам Стабровского, он, кроме того и музыкант, окончивший две консерватории. Его музыкальностью и объясняется отчасти его мистическое, туманное творчество. Видишь сразу перед собой художника, привыкшего грезить звуками. Представляется, что из этого Чурляниса может выработаться самобытный художник. Даже теперь, на заре своей деятельности, он совершенно самобытен, никому не подражает, прокладывая собственную дорогу…». Бронислава Вольман приезжает на эту выставку, она читает столичные газеты, отсылает их в Варшаву и Друскининкай, радуется первому серьезному успеху Чюрлениса. Он завоевал этот успех в Столице, а ведь о его творчестве еще не знают широко ни в Варшаве, ни на родине.

«…Нельзя ни в коем случае обойти молчанием длинной серии фантастических пастелей Чурляниса. По словам Стабровского, он, кроме того и музыкант, окончивший две консерватории. Его музыкальностью и объясняется отчасти его мистическое, туманное творчество. Видишь сразу перед собой художника, привыкшего грезить звуками. Представляется, что из этого Чурляниса может выработаться самобытный художник. Даже теперь, на заре своей деятельности, он совершенно самобытен, никому не подражает, прокладывая собственную дорогу…».

В декабре 1906 года в Вильнюсе открывается Первая художественная выставка. Тридцать три картины Чюрлениса были представлены на этой выставке. Вот как он сам пишет: «Мои картины успеха не имели, и ничего удивительного: Вильнюс все еще в пеленках – в искусстве ничего не смыслит, но это не портит мне настроения. В будущем году устроим вторую выставку, и я должен победить». В этом же году учреждается Литовское художественное общество, членом правления которого становится Чюрленис. Он все больше погружается в творческую жизнь Литвы, и осенью 1907 года переезжает в Вильнюс. Здесь он руководит хором, дает концерты, пишет статьи, работает над Второй художественной выставкой.
Наконец приходит и большая любовь. Знакомство с писательницей Софией Кимантайте начинается с просьбы Чюрлениса заниматься с ним литовским языком. Чюрленис очень плохо знал литовский, основным для него был польский. София согласилась, и судьба их была решена. Они обвенчались в первый день 1909 года.


Но до этого в жизни Чюрлениса произошли значительные события. Осенью 1908 года, с рекомендательным письмом к Добужинскому, он едет в Петербург. Там его помнят по выставке 1906 года, там он хочет получить оценку своего творчества у художников, которых уважает. Художники Петербурга – Бенуа, Добужинский, Рерих и другие – тепло его принимают, высоко оценивают его работы. Решено взять его картины на выставки.
Лето Чюрленис проводит с невестой в Литве, и в самом начале января 1909 года возвращается, уже с женой, в Петербург. Участие в выставках, концертах, где Чюрленис исполняет свои произведения – все это вселяет большие надежды на будущее. Но наступает лето, и молодые уезжают в Литву, чтобы провести самые счастливые дни своей жизни в Паланге. Осенью, уже один – жена ждет ребенка – Чюрленис возвращается в Петербург. Но он один в этом чужом, мрачном городе. Он беден, нет средств к существованию, остается только работа и он работает, по его словам «25 часов в сутки». Наступает тяжелейшая депрессия. Срочно вызванная в Петербург жена увозит Чюрлениса в Друскининкай.
Болезнь не отступает, и друзья устраивают его в небольшую частную клинику в Пустельниках под Варшавой.
Ранней весной 1911 года у Константинаса после прогулки врачи диагностируют воспаление легких, и 10 апреля Микалоюс Константинас Чюрленис уходит из жизни.
Творческая жизнь Чюрлениса началась в Польше, конец земной жизни он также встретил здесь. Если бы на пути художника не было таких людей, как Маркевич, Огиньский, Моравский, Вольман, неизвестно как сложилась бы судьба Чюрлениса. Нам остается лишь благодарить их за то, что позволили засиять этому литовскому бриллианту на польской земле.

Юрий Шенявский, Галина Воронцова

Więcej od tego autora

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here

Powiązane

Podcast "Z Polską na Ty"spot_img

Ostatnie wpisy

Выпуск 3 – Иоанн Павел 2. Человек

43 года назад, 16 октября 1978 года, случилось беспрецедентное событие – поляк, кардинал Кароль Юзеф Войтыла, был избран на Святой Престол. В историю он...

Конкурс чтецов «Kresy 2021»

Культурно-просветительское общество «Полония» в Санкт-Петербурге, организатор XXX-го Конкурса Чтецов им. Адама Мицкевича «Kresy 2021» в России, при финансовой поддержке Генерального консульства Республики Польша в Санкт-Петербурге, приглашает поучаствовать в...

Выпуск 2 – Мифы о Польше часть 2

Сегодня мы продолжаем говорить о распространенных мифах про Польшу. Вы узнаете, откуда в польском языке так много «пше», как поляки относятся к русским людям...

Chcesz być na bieżąco?

Zapisz się na newsletter Gazety Petersburskiej