Декалог, Три: (Не)счастливого Рождества!

В 1989 году Кшиштоф Кеслёвский снял «Декалог» – цикл из десяти телевизионных фильмов. Это «десятисловие», однако, не буквальная иллюстрация к библейским заповедям. Более того, в самом цикле заповеди даже не упоминаются. Тем не менее это истории-притчи, их литературный аналог – новеллы с простой фабулой и порой неожиданной развязкой.

В преддверии Рождества вспомним третий фильм, действие которого разворачивается как раз в рождественскую ночь. Итак, спальный район Варшавы, рефреном звучит блаженное пение добывшего ёлку пьяницы («Где мой дом? Где мой дом?»), на дорогах снег. Януш, переодевается в Святого Миколая и отправляется вручать семейству подарки: это детям, это маме, а это жене…

Польша конца 80-х в «Декалоге» обаятельна, сера и пустынна. Кажется, во всём мире нет более безлюдного места. Выбор слов тоже важен: их почти нет, больше взглядов, молчания. Всё очень тоскливо: вот дом престарелых, за столом собрались его обитатели, они заунывно поют «Тихую ночь». Эва навещает свою больную тётю. Та больна и отмечает Рождество в пустоте своей комнатушки. Обмен парой фраз, вручение подарка, дежурная улыбка – Эва покидает тётю и направляется в костёл.

На службе она переглядывается с оказавшимся там же Янушем. Они молча обмениваются взглядами тайных любовников. Герой ещё не подозревает, что впереди его ждут поиски непутёвого мужа Эвы. И вот они уже в морге и надменно смотрят на обезображенный труп. Героиня натужно изображает трагедию, доходящую до фарса: «Это не он!», «Я хотела бы, чтобы это был ты!».

Януш мучается выбором: Эва или семья, семья или Эва. Обман становится тем, что связывает героев: у Януша любовница, а у Эвы… У Эвы для Януша оглушительный сюрприз. Вся эта ночная беготня оказывается ложью, муж на самом деле жив-здоров. Впрочем, это уже спойлеры. Да и фильм, разумеется, не пытается читать мораль. Тут величайшее чудо Рождества – в помиловании дэпээсником, а символ праздника, ель, с треском обрушивается на машину героя. Как говорится, wesołych świąt!

Критики пишут, что эту часть «Декалога» можно связать с заповедью о дне субботнем: «суббота Господу, Богу твоему». Кажется, ключ к этой заповеди – в сцене, где сосед по дому не узнаёт в Святом Миколае Януша. Горнее и земное смешиваются до неузнаваемости, распознать в Боге человека не представляется возможным, но это уже, кажется, вне сюжета «Декалога, Три».

Что же в финале? Бег по пересечённой местности (читай, шесть трудовых дней) завершается отдохновением: теперь можно дышать спокойно – но получится ли? По словам режиссёра, «мы уже не способны выразить свои настоящие чувства. А жизнь проходит». И с этим трудно не согласиться.

Постер и кадры из фильма: Internet Movie Database

Максим Вольхин
Преподаватель, редактор и театрал. Обитаю сразу в двух столицах — Петербурге и Москве. Выпускник обоих питерских филфаков — института Герцена и СПбГУ. Русист, потенциальный славист, а сейчас — аспирант кафедры русского языка «большого» университета.

Więcej od tego autora

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here

Powiązane

Podcast "Z Polską na Ty"spot_img

Ostatnie wpisy

Конкурс чтецов «Kresy 2021»

Культурно-просветительское общество «Полония» в Санкт-Петербурге, организатор XXX-го Конкурса Чтецов им. Адама Мицкевича «Kresy 2021» в России, при финансовой поддержке Генерального консульства Республики Польша в Санкт-Петербурге, приглашает поучаствовать в...

Выпуск 2 – Мифы о Польше часть 2

Сегодня мы продолжаем говорить о распространенных мифах про Польшу. Вы узнаете, откуда в польском языке так много «пше», как поляки относятся к русским людям...

Peterspol 2021

В субботу, 9 октября Культурно-просветительское общество "Полония" открыло сезон: на стадионе «Московский» состоялся традиционный полонийный День Спорта «Peterspol».Спортивно-развлекательное мероприятие проходило при поддержке Генерального...

Chcesz być na bieżąco?

Zapisz się na newsletter Gazety Petersburskiej