Вся российско-польская история очень драматична – Интервью с Олегом Леонидовичем Лейкиндом

Интервью с Олегом Леонидовичем Лейкиндом, заместителем директора Фонда имени Д. С. Лихачева. Куратор проектов в области культуры и гуманитарных наук.

Как начинался этот проект?

Энциклопедия «Польский Петербург» задумана как совместный проект российских и польских историков. В энциклопедических проектах первая важная фаза – это создание словника, который является выражением концепции энциклопедии. Ее должны разделять как российские, так и польские участники проекта. Что такое польский Петербург? В Петербурге жили тысячи поляков. Каковы критерии отбора персонажей в словник? Если уже третье поколение польского семейства живет в Петербурге, произошла смена языка и вероисповедания, можем ли мы его считать поляком? Людвик Базылёв, автор книги «Польский Петербург» разочарованно отмечает: «к сожалению, многие поляки обрусели». Например, Казимира Малевича, всемирно известного художника польского происхождения, с 1922 жившего в Петербурге? Возникает вопрос, и о степени «петербургскости» того или иного поляка. Были поляки, которые приезжали в Петербург только на учебу и не оставляли никакого следа в этом городе. Только личное дело, например, в Академии художеств или в Технологическом институте. Должен ли такой человек включаться в энциклопедию «Польский Петербург»? Наконец, немаловажными вопросами являлись выработка оптимального объема и формата статей, их оформления, включая библиографию и иллюстрации. Мы не раз обсуждали эти вопросы на совместных встречах участников проекта и постоянно возвращаемся к ним уже в ходе работы.

И на каких критериях вы остановились?

С одной стороны, критерий очевиден ‒ это сочетание в одном персонаже «польскости» и «петербургскости». Но применение этого критерия на практике бывает трудным. Очень важна национальная самоидентификация героя, но иной раз нельзя полагаться даже на самоидентификацию. Помню время, когда было модно считать себя поляком: «я такая красивая, потому что во мне течет польская кровь». Во всех случаях нужен взгляд историка. «Польскость» должна проявляться в фактах биографии. Говорили или нет на польском языке в семье, сохраняли ли обычное для большинства поляков католическое вероисповедание, как называли своих детей? Бывает так, что наш автор уже написал статью, но присылает ее редактору с таким комментарием: «кажется, он не подходит», имея в виду именно недостаток «польскости». Иногда мнение польских и российских историков на «польскость» и «петребургскость» несколько расходятся, хотя непримиримых разногласий пока не случалось. Мы взяли за правило: «адвокатом» героя выступает автор энциклопедической статьи. Автор должен выявить и продемонстрировать в статье и «польскость» и «петербургскость» своего героя.
На сегодняшний день словник энциклопедии «Польский Петербург» включает около 700 биографических и более 100 предметных статей. В предметную часть словника входят: польские общества и учреждения, образовательные учреждения, доступные полякам, католические церкви, связанные с историей петербургской Полонии, архитектурные и другие памятники, созданные в Петербурге поляками. Церковный раздел, которым занимаются петербургский историк Михаил Шкаровский и польский историк из Люблинского католического университета Ирена Водзяновска, занимает существенную часть энциклопедии. Здесь тоже существует проблема отбора. Так, например, церковь Лурдской Божией Матери в Ковенском переулке, возникшая как церковь для французов (Notre Dame de France), после Второй мировой войны стала польским местом в Петербурге.

Лейкинд 03

Все-таки, это исторический проект? То есть, тема польского Петербурга рассматривается с помощью исторического инструментария? Если с отправной точкой все ясно – это год основания Петербурга, то как быть с верхней планкой?

Это важный вопрос. Мы обсуждали его совместно с польскими партнерами. В перспективе планируется довести историю петербургской Полонии до нашего времени. Однако в энциклопедии не будет биографических статей о живущих. Это обычный энциклопедический принцип. Сведения о живых помещают в информационных справочниках. Энциклопедический подход требует определенной исторической дистанции. На первом этапе работы в качестве верхней временной границы мы берем 1920-1930-е годы – в этот период польская интеллигенция, духовенство, церкви, пережили жесточайшие репрессии. Петербургская Полония как национально-культурное сообщество была разгромлена. Возрождение началось только в 1980-е. Сейчас подготовлена обзорная статья «Полония в Петербурге после 1989 года», отдельные статьи о деятелях и обществах петербургской Полонии в последние десятилетия появятся на втором этапе работы.

Вы сказали об оценке. Но оценка даже исторических личностей бывает разной. Например, Феликс Дзержинский. Он же часть польского Петербурга или скорее Петрограда?

Таких противоречивых «героев» немного. Вся российско-польская история очень драматична. В этом – особый интерес нашего проекта. Каждая статья редактируется как польской, так и российской сторонами. Пока у нас не было острых противоречий во взгляде на наших героев. Мы не даем политических оценок – только историческое описание. О Дзержинском? Ну что ж, так и напишем, как было. Ни польские, ни российские участники проекта не ангажированы никакими политическими силами или установками. Мы преследуем только культурные и просветительские цели, и это дает нам свободу. Одна из интереснейших статей, которая уже написана, это «Польская операция НКВД». Автор опирается только на архивные материалы, никаких эмоций, но когда читаешь статью, становится нехорошо. Поражает масштаб расправы, но мы знаем, что репрессии коснулись всех россиян, не только поляков. Другой пример: цареубийца Игнатий Гриневицкий. В статье о нем нет оценки – герой он или преступник. Только факты, рассказывающие о его жизни, характере и поступках. Оценку пусть дает читатель. Кстати, в энциклопедии немало персонажей, которые связаны с Петербургом лишь тем, что сидели в Петропавловской или Шлиссельбургской крепостях. И это тоже «польский Петербург».

Как я понимаю, электронный формат энциклопедии позволяет что-то дополнить или исправить?

Все верно, электронный формат позволяет дополнять или исправлять статьи в любое время, но я хотел бы обратить внимание на тщательность подготовки статей. Проект международный. Мы очень внимательно относимся к содержанию статей. Каждая статья проходит до шести правок и согласований: российский автор, редактор, переводчик, польский редактор, дополнения польского специалиста, переводчик, опять российский автор и редактор. То же со статьями, написанными польскими авторами. В этом сложность и интерес совместного проекта. Взаимное редактирование приводит к взвешенному, точному, ясному тексту. Можно исправлять текст и после публикации на сайте, но лучше это делать до его публикации. В перспективе надо делать книгу. Электронные ресурсы хороши: они общедоступны, могут редактироваться и пополняться, но они живут, пока у сервера есть питание. Не будет нас, авторов и организаторов проекта, и все может умереть, а книга будет жить. Человечество еще не придумало более надежного средства накопления знаний.

У электронной версии будут два центра управления в России и Польше?

Да, мы сознательно делаем два сайта. В Кракове он будет на базе Международного центра культуры, в Петербурге – на базе Фонда им. Д.С. Лихачева. Тексты энциклопедических статей будут почти идентичны, кроме тех случаев, когда требуются особые пояснения для польского или российского читателя. Это касается каких-то событий польской истории, мало знакомых россиянам, или реалий петербургской жизни, мало понятных полякам. Например, российскому читателю надо пояснять, что такое Тарговицкая конфедерация, а польскому читателю – что такое Летний сад, где Петр I установил мраморные бюсты Яна Собеского и Марии Казимиры Луизы, вывезенные из Вилановского парка – первые польские памятники в Петербурге.

То есть, это не специальная, академическая энциклопедия?

Главная цель проекта – историко-культурная, просветительская, образовательная. В то же время мы надеемся, что энциклопедия «Польский Петербург» внесет заметный вклад в изучение истории петербургской Полонии и российско-польских отношений. Идейная задача проекта состоит в том, чтобы выявить то позитивное, что рождалось в культурном взаимодействии наших наций, несмотря на всю драматичность истории российско-польских отношений. Бытует стереотип, что русские всегда враждовали с поляками. Это не так. Расцвет петербургской Полонии падает на конец ХIХ – начало ХХ века. Многие выдающиеся польские ученые, инженеры, архитекторы, промышленники получили образование и начали свою профессиональную деятельность в Петербурге, они сыграли важную роль в истории нашего города. После революции большинство из них выехали в возрожденную Польшу, и там применили свои знания и умения, приобретенные в Петербурге. Поляки обогатили русскую культуру, русская культура обогащала поляков.

Беседовал Ян Моравицкий

Фото Майя Бобова

Ян Моравицкий (Jan Morawicki) — журналист, социальный антрополог, выпускник факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Jan Morawicki
Ян Моравицкий — журналист, социальный антрополог, выпускник факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Więcej od tego autora

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here

Powiązane

Podcast "Z Polską na Ty"spot_img

Ostatnie wpisy

Выпуск 3 – Иоанн Павел 2. Человек

43 года назад, 16 октября 1978 года, случилось беспрецедентное событие – поляк, кардинал Кароль Юзеф Войтыла, был избран на Святой Престол. В историю он...

Конкурс чтецов «Kresy 2021»

Культурно-просветительское общество «Полония» в Санкт-Петербурге, организатор XXX-го Конкурса Чтецов им. Адама Мицкевича «Kresy 2021» в России, при финансовой поддержке Генерального консульства Республики Польша в Санкт-Петербурге, приглашает поучаствовать в...

Выпуск 2 – Мифы о Польше часть 2

Сегодня мы продолжаем говорить о распространенных мифах про Польшу. Вы узнаете, откуда в польском языке так много «пше», как поляки относятся к русским людям...

Chcesz być na bieżąco?

Zapisz się na newsletter Gazety Petersburskiej