Влияние образования, полученного в Ленинградской Консерватории им. Римского-Корсакова и Академии балета им. Вагановой, на артистическо-педагогическую деятельность

Доклад был прочитан в Академия Русского балета имени А.Я. Вагановой на Международной научной конференции «Балет на перекрестке культур», посвященной теме российско-польских связей в области хореографического искусства.

Я бы хотела сердечно поприветствовать собравшихся здесь приглашенных гостей. Мне выпала большая честь через пятьдесят лет вновь приехать в Санкт-Петербург. Я очень растрогана этим фактом. Прошу прощения, что теперь я не так хорошо говорю по-русски. Во время обучения я говорила на нем намного лучше.
Часто в последние годы я возвращалась мыслями к тому времени, когда мне выпало необыкновенное счастье учиться здесь. Для меня это был прекрасный период в жизни. Сегодня пришло время воспоминаний и подведения итогов всего того, что я получила во время обучения в двух высших школах: в ленинградской Консерватории им. Римского-Корсакова и Академии балета им. Вагановой. Для меня честь, что сегодня я могу поделиться с Вами моими воспоминаниями. В течение пяти лет моего обучения их набралось много. Прежде всего я бы хотела остановиться на воспоминаниях, связанных с моими главными предметами. Это были: методика преподавания классического танца и классический репертуар.
Я приехала в Консерваторию на пятилетнее обучение (с 1963 по 1968) на хореографический факультет. Так как в Польше не хватало педагогических кадров, Пётр Андреевич Гусев создал отделение балетмейстеров-репетиторов. Одновременно мы получили возможность обучаться педагогике в Академии балета им. А.Я. Вагановой, где мы изучали методику классического танца и методику характерного танца.
В связи с тем фактом, что я окончила Балетную школу и по-прежнему хотела быть танцовщицей, я, благодаря стараниям нашего консула в Ленинграде, получила специальное разрешение из Министерства Культуры СССР. Благодаря этому мне было позволено принимать участие в уроках классического танца в любом из старших классов Академии балета им. Вагановой.
В КонсерваторPIC_42-L-401-1ии я обучалась у выдающихся педагогов: классический танец преподавали Наталья Александровна Камкова, репертуар и наследие – Татьяна Васильевна Базилевская-Буяновская, Нинель Александровна Петрова, Маргарита Николаевна Алфимова и другие артистки Кировского театра.
Репертуар включал сольные партии и кордебалет. «Акт Тени» из балета «Баядерка»; II акт из балета «Жизель», кордебалет; «Шопениана», кордебалет 1 сольные вариации; «Дон Кихот», «Спящая Красавица» (Нереиды) и отдельные вариации из других балетов. Дуэтный танец вел педагог – Николай Николаевич Серебренников. Характерный танец вёл Юрий Яковлевич Дружинин – «Венгерская рапсодия» (Петипа и Сапогов)
Непосредственное общение с такими великими артистами сцены воздействовал на моё художественную впечатлительность, способствовал расширению границ моей танцевальной эстетики.
Я получила возможность реализовать свою педагогическую специальность на курсах педагогов-стажёров в Академии балета им. А.Я. Вагановой. И в этой же Академии я изучила методику преподавания классического и характерного танцев.
Так сложилось, что я попала в группу, которой руководила Вера Сергеевна Костровицкая. С первых же занятий я была очарована Ею, формой проведения лекций, точностью обсуждаемых в рамках программы упражнений, а также прекрасной демонстрацией. Занятия по методике классического танца проходили дважды в неделю, по методике характерного танца – раз в неделю.
Вера Сергеевна была одновременно очень требовательным и очень чутким педагогом. Занятия были необычайно интересны, поскольку Вера Сергеевна часто упоминала в них моменты из своей прошлой работы в Кировском театре, где она служила с 1923 по 1937.
Помню один из таких интересных моментов, связанный с именем легенды Мариинского театра Ольги Александровны Спесивцевой. Танцуя в кордебалете во II акте «Жизели» вместе с другими танцовщицами, мы бывали тронуты до слёз интерпретацией роли, которую создавала Ольга Александровна.
Вера Сергеевна придавала огромное значение демонстрации педагогом упражнений, особенно работе головы и рук. Чем большая у артиста сценическая индивидуальность, тем труднее бывает возвращаться к основам. Педагог не может отсылать учеников к определению «как я танцевала», только к правильному выполнению упражнений.
Ещё Вера Сергеевна говорила, что даже лучше, если развитие индивидуальности (манеры) наступит позднее. Ученики никогда не должны копировать педагога, они должны строить своё собственное амплуа. Вера Сергеевна была выдающимся педагогом и замечательным методистом. Она старалась всем нам, студентам (целой группе), передать свои знания и педагогический опыт. Мне случалось быть гостем на даче у Веры Сергеевны, с одной из таких встреч у меня сохранилась вот эта фотография.
Piasecka 1После окончания учёбы я переписывалась с Ней, приглашала её к нам в Музыкальный университет им. Ф. Шопена (тогда Музыкальная академия им. Ф. Шопена). Я хотела дать нашим студентом возможность познакомиться с замечательным педагогом – мастером. В связи с болезнью мужа Вера Сергеевна не могла воспользоваться приглашением и приехать в Польшу. У меня остались открытка и письма, которые я бережно храню все пятьдесят лет как ценнейшую памятную реликвию.
Все сомнения, которые возникают у меня в ходе работы, я разрешаю с помощью бесценным записок Веры Сергеевны в тетрадях, а также книги «Школа классического танца», изданной выдающимися мастерами В.С.Костровицкой и А.Писаревым. Вера Сергеевна является для меня наивысшим авторитетом, а знание, полученное мною, сопровождало и сопровождает меня всю жизнь.
Вера Сергеевна говорила также, что методика Вагановой, которая постоянно развивается, ориентирована на средние психофизические возможности учеников балетной школы, поскольку таланты сами заявляют о себе. Она обращала внимание на художественный вкус педагога, который должен уметь увидеть будущее амплуа танцовщицы. И теперь я отдаю себе отчёт в том, как были и есть важны для формирования личности педагога балета другие виды искусства: скульптура, музыка, живопись.
Всё это дало мне обучение в Консерватории. С глубокой признательностью я вспоминаю выдающихся профессоров-лекторов, в частности, Людмилу Андреевну Линькову – критика балета, профессора Исаака Давидовича Гликмана – история театра, профессора Дмитриева – чтение партитур, профессора Юрия Иосифовича Слонимского – автора книг о балете. Все студенты старались ходить на балетные спектакли и на следующий день обсуждали исполнение.
Будучи стажеркой на педагогическом факультете в Академии Вагановой, я с разрешения директора Академии Валентина Ивановича Шелкова и художественного руководителя Феи Ивановны Балабиной ежедневно участвовала в уроках классического танца.
У меня была возможность в разное время принимать участие в уроках классов разных педагогов. В зависимости от других моих занятий в Консерватории я занималась в классе у Инны Борисовны Зубковской, Феи Ивановны Балабиной, Нины Викторовны Беликовой. Независимо от единой методики преподавания каждый педагог обладал своим индивидуальным стилем, приобретенным в результате многолетнего педагогического опыта.
Некоторые занятия с точки зрения физической нагрузки были более сложными, другие – более легкими. Но несмотря ни на что, я была счастлива, поскольку имела возможность применять теорию, которую изучала на занятиях по методике, на практике, занимаясь классическим танцем у выдающихся педагогов и «пропускать её (теорию) через своё тело» (так всегда говорила Вера Сергеевна)
К событиям, память о которых сохраняется на всю жизнь, относится знакомство с потрясающим мастером Борисом Яковлевичем Брегвадзе.
В конце моего обучения в Ленинграде на пятом курсе я, по просьбе польского Министерства Культуры, приняла участие в подготовке к Международному конкурсу танца в Варне (1968), поскольку на тот момент никаких других кандидатов от нашей страны не было. Я готовила вариации в Консерватории с Натальей Александровной Камковой. В постановке современного номера, который был обязательным на конкурсе, мне и моему мужу, также выпускнику Консерватории, помогал именно Борис Брегвадзе. Это был хореографический номер Леонида Якобсона под названием «Птица и охотник» на музыку Эдварда Грига.
Борис Яковлевич опекал целую группу российских танцоров на конкурсе в Варне. Он проводил с ними уроки и репетиции. Нам во время наших соревнований в Варне он также оказывал большую помощь как репетитор. В ходе репетиций он делал много ценных замечаний, основываясь на своём артистическо-педагогическом опыте.
Piasecka 2Другим великолепным мастером, с которым мы непосредственно общались, был Александр Иванович Пушкин. Мой муж, Ярослав Пясецкий, также часто упражнялся в классе Александра Ивановича. Готовясь к конкурсу в Варне, он часто проверял наше Адажио из II акта «Жизели» и III акта «Спящей красавицы». Это был легендарный педагог, отличавшейся необыкновенной скромностью и добротой. Для нас было невероятной удачей провести с ним несколько индивидуальных репетиций и ближе узнать его необычайную индивидуальность. Он обладал поистине магическим воздействием на танцоров.
В 1972 году в Польше созрела необходимость профессиональной подготовки педагогов. В Музыкальном Университете им. Ф. Шопена (тогда Музыкальной Академии им. Ф. Шопена) появился Факультет педагогики балета, основанный хореографом и педагогом, выпускником ГИТИСа, профессором Збигневым Корыцким. Меня с самого начала пригласили к сотрудничеству в ведении предмета Методика преподавания классического танца, в основу которого была положена система, разработанная Верой Сергеевной и сохранившая своё значение до настоящего времени.
Мы с моим мужем впервые разработали рассчитанную на девять лет профессиональную программу подготовки для всех балетных школ на базе академической школы Вагановой. С тех пор эта система включена в мои лекции, которые я веду в Музыкальном университете им. Ф. Шопена. Я стараюсь с огромным пиететом и точностью передавать репертуар, который используется в педагогических целях и большую часть которого составляют сольные вариации, в то время как в Консерватории репертуар предполагал главным образом реконструкцию классического наследия.
Нашу Академию ежегодно оканчивали выпускники, которые учили и учат практически в каждой польской школе. Я хотела бы назвать имена двух наших выдающихся выпускниц: Ирэна Тарасевич – в классических танцах, Малгожата Кухарска-Новак – в польских национальных танцах.
Ирэна Тарасевич, работая в Балетной школе в Гданьске, лучшей с точки зрения организации балетной школы в Польше, добивается отличных педагогических результатов. Её выпускницы пополняют число солисток в труппах польских и зарубежных театров.
Малгожата Кухарска-Новак, руководившая нашим факультетом с 1995 по 2010 год, установила контакты с Б.Я.Брегвадзе с целью взаимодополнения опыта двух наших школ. Результатом этого было приглашение к нам Людмилы Петровны Сережниковой с циклом лекций по репертуару классического танца. М.Кухарска-Новак является выдающимся специалистом в области польских национальных танцев. Она была приглашена в Российскую Академию Искусств и Культуры на цикл занятий по теме «Польские национальные танцы».
Я рада, что и теперешний декан нашего факультета – Клаудия Карлос-Мадей по достоинству оценивает школу Вагановой, бережёт эту систему преподавания от влияния других стилей и школ.
Я работала в Варшавской школе балета в течение 15 лет, за это время я подготовила к выпуску два класса.
Я сама начала работать артисткой балета в 1968 году в Театре оперы и балета в Варшаве. В 1970 году я стала солисткой и до 1989 года танцевала главные роли.
Около десяти лет я проработала в Италии: Палермо – Teatro Massimo, Флоренция – Teatro Communale, Рим – Teatro Dell`Opera, Верона – Teatro Arena di Werona. Я также работала в Словакии в Братиславе в театре «Słovenskoje Narodne Diradlo» в качестве педагога-репетитора. Также я работала в Национальной Академии танца в Риме в качестве приглашенного педагога.
Я консультировала педагогов и вела курсы повышения квалификации, переподготовки и разработки программ преподавания в Национальной Академии Танца в Риме. В римской академии я не была единственной, кто популяризовал школу Вагановой. Там я встретила выдающегося педагога из ГИТИСа Жарко Пребила. Там же вели занятия петербургские педагоги Инна Зубковская, Ирина Трофимова, Людмила Сафронова.
В Римской академии я видела занятия, которые на международных балетных конкурсах под названием «Premio Roma» проводили Катя Максимова, Володя Васильев. За мою многолетнюю работу в Италии в 1989 году я была удостоена Европейской награды «Lorenzo il Magnifico».
Я счастлива от того, что могу сейчас, через пятьдесят лет, приехать сюда ещё раз, посетить Академию, которую считаю почти священным местом. Я очень благодарна всем ленинградским педагогам. И сегодня по прошествии полувека я могу поблагодарить Вас за этих педагогов, которых среди нас уже нет, но которые живут в нашей памяти и в наших сердцах. Мы используем их знания и опыт и передаём их следующим поколениям.
Данута Пясецка

Gazeta Petersburska składa serdeczne podziękowania Panu Rektorowi Akademii Baletu Rosyjskiego im. A. Waganowej w Petersburgu Mikołajowi Ciskaridze, pani prorektor Swietłanie Ławrowej za zaproszenie na konferencję pt. “Balet na skrzyżowaniu kultur: Rosja-Polska”. Dziękujemy za możliwość poznania historii Akademii, w której tak ważną rolę kulturotwórczą odegrali polscy tancerze (ale to jest temat już do kolejnego numeru GP). Przekazujemy naszej koleżance redakcyjnej docent Uniwersytetu Petersburskiego, pianistce Halinie Żukowej wyrazy uznania za udział w konferencji i wykład nt. transkrypcji fortepianowej muzyki baletowej. Współorganizatorem konferencji był Instytut Polski w Sankt Petersburgu.

Культурные контакты России и Польши всегда были интенсивными и плодотворными. 2015-й г. в Польше объявлен «Годом театра», что становится для петербуржцев дополнительным серьезным поводом обратиться к польской теме. Как известно, «польский след» в истории русского балета весьма значителен. Но нельзя не признать, что помимо тех персоналий, имена которых – на устах любого неравнодушного к хореографическому искусству петербуржца, польские корни имели очень многие из видных деятелей петербургского театра, художники, композиторы, ученые, педагоги творческих дисциплин. Одно только перечисление самых значительных имен могло бы составить текст небольшого доклада: Ф.В. Булгарин, С.К. Штрассенбург, Ф. И. и М. Ф. Кшесинские, Ю.В. Корвин-Круковский, К.Я. Голейзовский, В. А. Сахновский-Панкеев, В. И. Пионтковская, Р.Р. Богуцкий, В.М. Красовская, В.И. Стржельчик и др. В репертуаре петербургских театров традиционно занимали место пьесы польских авторов, на постановки приглашались польские режиссеры и сценографы.
Пресс-служба Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой

Więcej od tego autora

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here

Powiązane

Podcast "Z Polską na Ty"spot_img

Ostatnie wpisy

Габриэла Грживиньска: «Сейчас Петербург для меня – самое большое развлечение»

В феврале 2021 года к известному российскому клубу «Зенит» (Санкт-Петербург) присоединилась Габриэла Гживиньска, 25-летняя футболистка родом из Кракова. Она стала первой полькой, которая подписала...

Выпуск 4 – Иоанн Павел 2. Папа Римский

Представляем вашему вниманию новый выпуск подкаста «С Польшей на „ты”»! В рамках рубрики «Поляки, изменившие ход истории» ведущий Денис Щеглов продолжает разговор с доминиканцем...

Выпуск 3 – Иоанн Павел 2. Человек

43 года назад, 16 октября 1978 года, случилось беспрецедентное событие – поляк, кардинал Кароль Юзеф Войтыла, был избран на Святой Престол. В историю он...

Chcesz być na bieżąco?

Zapisz się na newsletter Gazety Petersburskiej