Анджей де Лазари: «Меня раздражают политики и журналисты, которым нужен враг»


Анджей де Лазари — доктор гуманитарных наук, профессор. В Лодзинском университете и в Университете им. Николая Коперника в Торуни (Польша) преподаёт историю русской мысли и литературы; руководит Междисциплинарным центром советологических исследований, издающим книги в серии «Идеи России» и одноимённый русско-польско-английский лексикон (т. 1—5, Варшава-Лодзь, 1999—2003). Под его редакцией вышел «Каталог взаимных предубеждений поляков и русских», в котором представлены статьи польских и российских учёных, занимающихся изучением взаимных стереотипов. На русском языке, кроме многих статей, Лазари издал брошюру «Наполеон или Чичиков. Из истории русского национализма» (С.-Петербург, 1993), обширную антологию «Польская и русская душа: от Мицкевича и Пушкина до Милоша и Солженицына» (Варшава, 2004), монографию «В кругу Фёдора Достоевского. Почвенничество» (Москва 2004) и, вместе с Олегом Рябовым, «Русские и поляки глазами друг друга: Сатирическая графика» (Иваново 2007). Анджей де Лазари — внук русских эмигрантов. 40 лет тому назад он создал в Лодзи играющий до сих пор единственный в Польше балалаечный оркестр. Сайт Анджея де Лазари — www.toya.net.pl/~delazari/
Господин профессор любезно согласился дать интервью специально для журнала Gazeta  Petersburska.
Пан Анджей, известно, что Вы – внук русских эмигрантов. Расскажите о своей семье, ведь, ваш интерес к России вызван, очевидно, и личными, биографическими мотивами.
Мой пра-пра-прадед, Дмитриос де Лазари (1755-1803), с греческого острова Занте (Закинтос) в 1870 году пошел на службу к Екатерине II на войну с Турцией; его сын, Николай Дмитриевич (1794-1882), дошел за Наполеоном с русскими войсками до Парижа; прадед, Николай Николаевич (1837-1902), был, к сожалению, генералом жандармерии в Радомской губернии (в исторических учебниках, к счастью, о нем ничего плохого не пишут); а дед, Константин Николаевич (1869-1930), одно время был на территории Польши царским чиновником по крестьянским делам, и было у него небольшое поместье в Радомской губернии. Благодаря этому, «с польскими бумагами», ему удалось в 1919 году сбежать в Польшу и поселиться в Лодзи, где я в 1946 году родился. В 90-е годы XIX века дед был начальником Лепсинского уезда (Лепсинск находится в 700 км на юго-востоке от Семипалатинска в Казахстане на границе с Китаем – прим. ред.), и вот в декабре я полечу в Астану, чтобы открыть выставку его фотографий того времени, которую три года тому назад мне удалось показать в Лодзи. Брата моего деда, генерал-майора Александра Николаевича (1880-1942), который остался в большевистской России, Сталин прикончил «лишь» в 1942 году.
– Вы много пишете о поляках и русских – о том, что нас объединяет и разъединяет в политических, исторических, культурных вопросах. Так если ли что-то общее в славянских душах? И что, на Ваш взгляд, делает нас непохожими друг на друга?
Я не знаю, существует ли русская, польская, немецкая или какая-нибудь другая коллективная «душа», однако остается фактом, что в сознании многих людей, в том числе ученых, такие «души» существуют. Мариан Здзеховски издал в 1920 г. небольшое исследование Русское влияние на польскую душу (а также ряд других Очерков о психологии славянских народов). Много текстов о «русской душе» написал Николай Бердяев. Для меня однако «душа народа» является скорее только мифом, символом, категорией мышления, с помощью которой в истории, а иногда и в современной жизни, пытаются истолковать и обобщить те явления, которые свидетельствуют о «особенности» данного общества. Я сам исхожу из того, что любой коллектив – в том числе «нация» – вторичен по отношению к личности. Это «Я» «запрограммировано» генами, а позднее также и культурой: семьи, школы, «двора», среды, в которой вырастает, эпохи, в которой живет, книг, которые читает, телевизионных программ, которые смотрит и т. п. И только эти «Я» создают коллектив, называемый семьей, нацией, классом, общиной, церковью. В одном случае они «договариваются», что их объединяет кровь, в другом, что цвет кожи, язык, религия, территория, которую они заселяют, или законы, которые устанавливают. И «похожими друг на друга» делает нас культура, в которой мы вырастаем. Отсюда и наша с русскими «непохожесть» – росли мы в разных культурах.
— Почему именно с Польшей у России возникают столь непростые отношения?
Слишком близко мы друг от друга живем, слишком часто друг с другом воевали и, как муж с женой после развода, не хотим видеть в нашей истории ни капли своей вины.
— Вы говорите о том, что некая модель «соборности» создается в рамках Европейского союза, где во главу угла ставится не Бог, не Народ, не История, а Право. У России с ее прошлым, с православной ментальностью есть шансы войти в эту организацию?
Жители Европы, обобщая конечно, пришли к выводу, что единственным институтом, который они в состоянии рационалистически согласовать и, благодаря нему, объединиться, является право. Нет возможности найти «единого» Бога, «единой» Идеи, «единой» Правды, «единой» партии, зато есть возможность согласовать «единое» право, обязывающее всех жителей Евросоюза. Верь себе в Бога, в какого хочешь, в какую хочешь Идею, Правду, говори на каком хочешь языке, соблюдай правила культуры, в которой ты вырос, или совсем другой – которая тебе просто по душе, лишь бы ты соблюдал право, законы, которые мы вместе установили. Объединяет нас, в первую очередь, правовой институт гражданства, а юридические законы находятся в согласии с правами человека и не зависят от морали и взглядов какой-либо личности, группы, партии, коллектива и т.п. В России, с «западной» точки зрения, этот идеал пока не осуществился. Здесь, по-прежнему, нет укоренившегося сознания в необходимости существования и соблюдения права. Для многих россиян право в принципе является абстракцией, лишенной существенного значения. Права личности-гражданина в российской идеологии все отодвигаются на задний план и подчеркиваются права народа-коллектива. Будем, однако, надеяться, что слова Владимира Путина, что «диктатура закона – это единственный вид диктатуры, к которой мы обязаны стремиться», не пустые слова. «Диктатуры закона» в России пока еще нет, но стремление к ней уже кое-где заметно. А сможет ли Россия стать когда-нибудь членом Евросоюза? – Боюсь, что не история, а география может здесь помешать. Это маленькой Европе пришлось бы присоединиться к большущей России. А согласилась ли бы Россия перестать быть империей?
— К сожалению, часто приходится вспоминать банальную фразу, что «история никого не учит». В чем вы как философ, руководитель Центра советологических исследований видите свою задачу? Как нам преодолеть стереотипные представления?
От стереотипов и предубеждений нам никуда не деться, нам остается их осознавать. Осознание, понимание и описание культурного контекста этих предубеждений и разногласий, по-моему, поможет в их преодолении (дело ведь не всегда в конфликте, иногда это лишь недоразумение на уровне языка и грамматики культуры).
— И в Польше, и в России на уровне обычных людей есть огромный интерес и сожаление об утраченных контактах, желание вновь встретиться на разных уровнях. Мы видим, как в последнее время деятели культуры «наводят мосты» между нашими странами. Что можно сделать для того, чтобы вновь услышать друг друга?
На уровне обычных людей, по-моему, ничего не изменилось. Каждый год у меня учится кто-нибудь из российских студентов, каждый год у меня «в гостях» несколько российских ученых – на стажировках и конференциях. У нас нет проблем с взаимопониманием, и одинаково нас раздражают некоторые политики и журналисты, которым почему-то обязательно нужен «враг».
— 40 лет назад Вы создали в Лодзи единственный в Польше балалаечный оркестр. Расскажите о жизни коллектива – кто им руководит, где учатся музыканты, какие планы на будущее?
Существуют теперь два коллектива – детско-молодежная группа «Балалайки», которую приютил Лодзинский университет www.uni.lodz.pl/index.php/strefa/balalajki и ансамбль бывших моих студентов LECHaRUS www.lecharus.art.pl. Больше у меня контактов со второй группой – разница возраста чуть меньше. Посмотрите, пожалуйста, их сайт, послушайте, как играют, и приглашайте их в Питер…
— О чем Вы мечтаете?
Самый сложный вопрос! Мечты все сбылись, что видно на снимке с моим внуком Ясем.
— Большое спасибо за интервью.
Беседовала Татьяна Захарова

 

На фото:
1. Анджей де Лазари с внуком Ясем.
2. Александр Николаевич де Лазари (1880–1942), генерал-майор. Окончил Тифлисский кадетский корпус, Сибирский кадетский корпус, Константиновское артиллерийское училище, Академию Генерального Штаба (1909), подполковник Генштаба.
3. Плакат выставки фотографий Константина Николаевича де Лазари.

4. Обложка книги «Каталог взаимных предубеждений поляков и русских».

Więcej od tego autora

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here

Powiązane

Podcast "Z Polską na Ty"spot_img

Ostatnie wpisy

Выпуск 4 – Иоанн Павел 2. Папа Римский

Представляем вашему вниманию новый выпуск подкаста «С Польшей на „ты”»! В рамках рубрики «Поляки, изменившие ход истории» ведущий Денис Щеглов продолжает разговор с доминиканцем...

Выпуск 3 – Иоанн Павел 2. Человек

43 года назад, 16 октября 1978 года, случилось беспрецедентное событие – поляк, кардинал Кароль Юзеф Войтыла, был избран на Святой Престол. В историю он...

Конкурс чтецов «Kresy 2021»

Культурно-просветительское общество «Полония» в Санкт-Петербурге, организатор XXX-го Конкурса Чтецов им. Адама Мицкевича «Kresy 2021» в России, при финансовой поддержке Генерального консульства Республики Польша в Санкт-Петербурге, приглашает поучаствовать в...

Chcesz być na bieżąco?

Zapisz się na newsletter Gazety Petersburskiej