Элегия о «Piosence biesiadnej», или «Польская песня в моей жизни»

Я считаю, что первая сигнальная система – язык – дана нам для общения друг с другом, а музыка и песня – для общения с Богом.

admin-ajaxЗаканчивается 2014 год, юбилейный для нашей «Полонии» (25 лет) и лично для меня (80 лет), из которых 15 лет я руковожу кружком «Piosenka biesiadna».
Знакомство с польской песней началось для меня в раннем детстве, но ограничилось несколькими песнями. Помню, как папа напевал «Coś w lesie stuknęło…», как ребенку-«симулянту», долго сидящему на горшке, пели «Siedział cesarz na tronie, myślał sobie o wojnie». Пели и «Wlazł kotek na płotek», и «Krakowiaczek», бабушка учила нас топать в лад под песенку «Będziem stojać w szerengu». Слышала я и первую строчку польского гимна…
В нашем украинском городе добрую половину населения в начале ХХ века составляли поляки (в том числе и мой дедушка Станислав Маньковский), приехавшие в конце ХIХ века из Варшавы строить, а затем работать на крупнейшем металлургическом заводе юга России. Так сложилось исторически. Сейчас об этом напоминает лишь телефонный справочник с многочисленными польскими фамилиями. Война, а еще больше 1937 и 1944 годы, внесли свои коррективы: наши отцы погибли в застенках НКВД, на фронтах, многие матери были отправлены в ссылку, дети – в детдом… Польский язык в городе умолк… Помню, как в третьем классе возвращались с подружкой Ирой Вильчек домой из школы и я по поводу какой-то удавшейся детской проказы сказала: «Еще Польска не згинэла», а Ирочка ужаснулась: «Ты что, это же польский гимн, за него нас посадят в тюрьму». Так закончилась для меня в детстве польская песня.
Прошла целая жизнь. Почти 20 лет назад я переехала в Петербург, дочь привела меня в «Полонию». Здесь я после 60 лет начала учить польский язык, знакомиться с историей и культурой Польши, обрела новых друзей.
Как известно еще из Ветхого Завета, у истоков самых интересных и рискованных дел для человечества всегда стояла женщина. У истоков «Полонии» – пани Тереса Конопелько и пани Веслава Савинова. Когда я пришла в «Полонию», организации было 5 лет, это был период расцвета. Сколько было интересных дел, клубов, кружков, конкурсов, курсов, экскурсий etc. Как самоотверженно и бескорыстно трудились люди! Как хотелось побольше узнать и побольше сделать для «Полонии»!
Так случилось, что две очаровательные женщины, возглавлявшие «Piosenku besiadnu», нашли свое личное счастье в дальнем зарубежье, и с легкой руки нашего perpetuum mobile, пани Валентины Перковской, руководить кружком поручили мне.
И тут же я столкнулась с непреодолимой до сих пор трудностью: невозможностью оплаты труда аккомпаниатора. Поскольку кроме любви к песне вообще и к польской песне в частности, я могла предложить лишь три аккорда на гитаре, то вскоре в кружке остались лишь наиболее преданные участники.
С благодарностью вспоминаю, как замечательно пела Таня Конюшевская. Со временем она ушла петь в хор католического храма Св. Екатерины и в «Polskie kwiaty», где был профессиональный музыкальный руководитель.
Ни одной репетиции не пропускала Вера Ахачинская. Не зная толком польского языка, она на слух заучивала слова и даже соло исполняла «Jarzębina czerwona». Песня помогала ей справляться с невзгодами жизни. Земля ей пухом!
Виктор Яковлевич Кричевский, наш полиглот, переводчик, ревнитель польской фонетики, не взирая на больное сердце, пел с нами, исправлял наше произношение. До сих пор слышу его голос: «Niepoprawnie pani mówi!»
Пан Виктор однажды привел к нам в кружок Элеонору Гершман, которая и до сих пор является нашим связующим звеном с клубом «Хэсэд Авраам» еврейского общества, где мы за последние 3 года дали 4 концерта, «обкатали» свои новые программы, и где нас всегда встречают радушно и доброжелательно.
А народный артист России Сергей Новожилов! Организатор ежегодных фестивалей польской культуры, член жюри конкурса чтецов «Kresy», Левитан Петербурга, диктор церемоний на Пискаревском кладбище в Дни памяти и скорби, где мы – и где он?! А он даже на гастролях в Польше вспомнил о нас и привез нам прекрасную озорную песенку «Przepijemy naszej babci», спасибо, Сережа!
В течение двух лет нам аккомпанировала на фортепиано Виктория Виноградова, веселая и очень занятая женщина, при ней мы воспряли духом. Заканчивая рабочий день в 18 часов, она спешила к нам на репетицию, начинавшуюся тоже в 18, и однажды на маршрутке попала в серьезное ДТП. Она отказалась от госпитализации и примчалась к нам, извиняясь за опоздание. Мы же, увидев, с какой скоростью увеличиваются гематомы на ее лице, вызвали неотложку и отправили ее в больницу. А когда консульство отказалось арендовать нам помещения, пани Виктория, закинув на плечо нашу полонийную гитару, сохраняла ее у себя в коммуналке, пока мы не обрели постоянное пристанище. Спасибо, пани Виктория!
Итак, «Полония» и «Piosenka» ушли в никуда. Была, правда, попытка возродить хор, когда нас приютил наш кафедральный католический храм, но она закончилась драматически. Во время репетиции хора вор, неведомо как пробравшись со двора, украл с вешалки 4 наиболее приличные дубленки хористов, а мы, увлеченные репетицией, заметили это только одеваясь, чтобы идти домой.
Настоятель храма, не желая никаких скандалов в святой обители, категорически запретил вызывать милицию. Потеряв всякую надежду раскрыть преступление по горячим следам, ощущая свою полную беспомощность, от перенесенного потрясения я слегла почти на месяц.
И только в новом Доме Польском началось возрождение «Piosenki». Когда-то пан Виктор и пани Элеонора рассказывали, что они изучают иврит в кружке «Иврит – через песню», и я подумала, что в возрождаемой «Piosence» это надо поставить как главную задачу «Польский – через песню!». И так основными кружковцами «Piosenki» были участники кружка изучения польского языка пани Ядвиги Петровской, а когда участником «Piosenki» стала сама наша любимая учительница пани Ядвига, наш кружок обрел не только новых участников, но и новое дыхание.
Я всегда испытывала большие трудности не только из-за отсутствия музыкального сопровождения, но и с подбором репертуара. Большое спасибо о.Кшиштофу Пожарскому, в свое время составившему сборник прекрасных общеизвестных и любимых в Польше песен для прихожан храма Св.Станислава. Этот сборник на долгие годы оставался нашим главным источником репертуара хора.
Будучи в Познани на курсах польского языка, я все немногочисленное свободное время проводила в библиотеке UAM в поисках польских песен. Это было особенно трудно, так как, не владея сольфеджио, я не могла оценить, насколько эти песни подходят для нас. Большим счастьем для меня было заполучить кассету «Gala piosenki biesiadnej», с которой мы на слух могли выучить несколько прекрасных песен. То ли дело сейчас, когда в Интернете можно найти и слова, и ноты, и даже прослушать песню в нескольких исполнениях!

Наша «Piosenka» жила, но истинный ее взлет произошел, когда к нам пришла Елена Николаевна Успенская. С этой замечательной женщиной я случайно познакомилась во время празднования Пасхи в «Полонии». Молодая красавица-блондинка присела к фортепьяно, негромко взяла пару аккордов и тихонько запела своему спутнику «На тот большак, на перекресток…», а я, как пчела на мед, полетела на песню. Конец песни мы уже пели вместе, я – вторую партию. Познакомились, оказалось: пани Елена – молодой член «Полонии», профессиональный музыкант, преподаватель музыкального лицея, учит польский язык. Задыхаясь от собственной наглости и, почти не надеясь на благоприятный ответ, я спросила, не может ли пани Хелена придти к нам на репетицию и стать нашим концертмейстером, помочь энтузиастам польской песни. И все. Пани Леночка пришла, и с ней «Piosenka biesiadna» стала тем, что она до сих пор собой представляет.
К нашей гордости скажу, что наш коллектив никогда не унизился до того, чтобы записывать польские тексты русскими буквами. Даже тем, кто видел польский текст впервые в жизни, мы объясняли не только перевод текста, но и особенности фонетики и орфографии польского языка, а пани Зофия Липкина и наша учительница польского языка пани Ядвига Петровская зорко следили за правильностью произношения, занимаясь с каждым новеньким, если это было нужно, индивидуально.
Горжусь и тем, что своим первым учителем польского языка меня назвала Марина Ушаковская, т.к. мы с ней разбирались в текстах первых для нее польских песен. Маринка настолько позитивный и светлый человек, что поднимает настроение всем хористам. Она дала идею костюмов хора, выискала для нас сравнительно недорогого портного, помогала во многих делах.
А мы вдвоем со Светой Чернышевой искали ткань для костюмов. Света сама старалась помочь некоторым нашим «неумейкам» сделать шарфики и до сих пор у себя хранит бархат-стретч для обновления наших костюмов и на всех общехоровых городских праздниках внимательно рассматривает все костюмы, прикидывая, как бы красивее подобрать да подешевле сшить жилетки или что-то иное для нашей «Piosenki».
Да что бы я могла сделать без моих дорогих девочек (от 50 и старше)?! Наташа Беляева придумала, а ее золотые ручки изготовили эмблемы для нашего хора в виде прекрасного нежного цветка с лентами в цветах польского флага. И как же элегантно мы выглядели, приколов этот цветок на грудь, и на фестивале «Польские встречи над Невой», и на концертах в Генеральном консульстве Польши, и в Этнографическом музее города, и в Доме дневного пребывания («пионерлагере для пенсионеров», как мы шутливо его называем), и в родной «Полонии».
А как меня поддержала моя семья, дочь и сестра! Они обе пришли петь в «Piosenku biesiadnu». Дочь, Людмила Красильникова, фактически создала всю нашу нотную библиотеку для каждого хориста, предварительно подобрав размер шрифта, скомпоновав и разместив каждый текст вместе с нотами в наиболее подходящем формате и варианте. И это для трех концертных программ плюс сборник наиболее известных коленд для массового пения «Полонии» во время празднования Рождества Христова. Она же – мой первый советчик при выборе репертуара.
Сестра, Лариса Гордиенко, не так давно пришла в наш хор, но как она поддерживает меня в альтовой партии, стараясь освоить весь репертуар хора, и тоже дает дельные советы по улучшению всей нашей работы.
Жаль, уехала в Москву на ПМЖ пани Розалия Ястржембская. Если позволяло здоровье, она в любую погоду ехала из Стрельны на репетицию хора, затрачивая только на дорогу в оба конца 4-5 часов, а ее мощное контральто пыталось перекрыть всех остальных участников, зато как звучала альтовая партия! Низкий Вам поклон, мы Вас помним, пани Розалия!
Сейчас наша скромнейшая и трудолюбивая Людочка Шадрина приезжает к нам из Пушкина, на нее можно положиться в любом деле как на каменную стену. Хорошим организатором проявила себя и Людмила Мелешко. Надеюсь, она будет помогать во всех организационных делах и пани Ядвиге, и пани Елене.
А как молодо и задорно звучат звонкие, нежные сопрано Люды Новиковой и Люды Савиной! А годовалый правнучек Люды Савиной не хочет засыпать и плачет, пока бабушка не споет ему «Барку», значит, крошка уже разбирается в настоящей хорошей музыке, спасибо Люде – смена растет.
Я считаю, что первая сигнальная система – язык – дана нам для общения друг с другом, а музыка и песня – для общения с Богом.
Когда мы даем концерты, я стараюсь каждый концерт превратить в праздник, совместное действие, духовное сопереживание. Рассказываю о «Полонии», «Piosence», наших хористах, блокадниках, о нашем участии в жизни страны. А когда даю перевод песни на русский язык, рассказываю не только об истории песни, но и об истории Польши, и о Самосьерре, и о Монте-Кассино, и о Ежи Петербургском. И каждый концерт мы начинаем стихотворением М.Конопницкой «A jak śpiewać, to już śpiewać» по-польски и по-русски в прекрасном переводе Веры Левашовой, нашей хористки, замечательного поэта-переводчика с польского.
И всегда нас поддерживали и старались бывать на наших концертах пани Тереса Конопелько и пани Валентина Перковская. Спасибо вам, дорогие: вы сопровождаете «Piosenku» на протяжении всей ее истории.
Иногда, особенно в пенсионерской аудитории, многие бывают в начале концерта благодаря средствам массовой информации не весьма благожелательны к Польше, и эта настороженность ощущается. А когда в конце концерта те же люди со слезами на глазах растроганно нас благодарят, мы гордимся, что они вместе с нами весело распевают канон «Panie Janie» и «Szła dzieweczka». По-польски и по-русски звучит «Бери шинель», и вместе с залом мы поем: «Тот, кто песни петь и слушать не умеет, тот не будет счастлив никогда!» Нам дарят похвальные письма-благодарности, цветы, поят чаем, но дороже всего улыбки и рукопожатия новых друзей – наших слушателей, сознание, что праздник для души удался. А я, усталая, иду домой, и в памяти всплывают воспоминания из далекого детства: «А все-таки мы – молодцы. Jeszcze Polska nie zginęła!» Круг замкнулся.
К сожалению, в этом сезоне тяжелая болезнь не позволяет мне быть с любимым коллективом». Теперь пани Елена Успенская и хормейстер, и концертмейстер в одном лице. Это, конечно, очень тяжело, но у нас уже большой репертуар и, надеюсь: с таким руководителем хор постепенно отшлифует старые песни и существенно пополнит репертуар новыми произведениями. А пани Ядвига Петровская, наш дорогой учитель, всю жизнь живущая по принципу «Если не я, так кто же?!», опять взяла на себя всю организационную работу.
Недавно «Piosenka» устроила мне сказочный юбилей. Написали стихи, исполнили песни в мою честь, даже с привлечением оперной классики (чувствуется рука музыканта-профессионала), задарили цветами, устроили чаепитие, сказали много теплых слов. Спасибо вам, мои друзья: в самые тяжелые предстоящие мне дни воспоминания об этом празднике, надеюсь, мне помогут. Я желаю вам всем здоровья и добра, «Piosence» – дальнейших творческих успехов.
Niech żyie “Polonia”! Wiwat, «Piosenka biesiadna»!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *