Увидеть обычный – необычный мир

Удивительный, восторженный, бросающий вызов, неспокойный, ищущий вход в параллельные миры, любующийся звездами, поймавший на кончик кисти страсти, а на кончик карандаша подсознание Станислав Игнаций Виткевич в этом году отмечает 130 лет со дня рождения. Его театральные и жизненные диверсии не имеют прошедшего времени, для тех кто любит авангард, тех кто противится любым правилам, для всех творческих людей в мире Виткаций всегда рядом, стоит у вас за спиной и хитро щурится, и в этой улыбке огоньками звезд блестит хулиганство гения.
Виткевич провел в Петербурге несколько лет, его желание разрушить старые формы искусства пропитано вольным ветром северной столицы начала ХХ века. Художник оказался в этом городе впервые в шестнадцать лет, он посетил Эрмитаж и фотографировал, как жадный турист, сохранились его снимки видов Аничкова моста, площади перед Зимним дворцом и казарм Павловского полка. И казармы у Марсового поля возвращаются в жизнь Виткация в мае 1915 года, он заканчивает офицерскую школу и попадает в знаменитый лейб-гвардейский Павловский полк. Отсюда он оправился на фронт, получил тяжелейшее ранение. Четыре года, проведенные в России, – самые загадочные, об этом времени из жизни писателя почти не сохранилось сведений.
Период пребывания Виткевича в Петербурге стал переломным моментом в формировании мировоззрения художника. Все пьесы драматурга имеют политические намеки, авторские аллюзии, в них поднимаются вопросы государства и личности, но сам Виткевич свободен, он не поддерживает какой-то государственный строй, не становится идеологом. Он всегда находится вне истории, наблюдает со стороны становление и крушение режимов. События начала века, увиденные им в Петербурге, привели писателя к идее неминуемой катастрофы. Крах истории, философии, культуры неминуемо приведет к тому, что единственным влечением человека нового столетия станет плотская сторона жизни и смерть, теория Фрейда пронизывает драмы и картины Виткевича.
В Петрограде в 1917-1918 годах Виткевич создает оригинальный цикл астрономических композиций, написанных пастелью. С самых ранних лет художника восхищали звезды. В тот момент, когда за окнами рушилась огромная империя, когда от ужаса перед происходящими событиями земля уходила из-под ног, голова кружилась, и мысли уносили творца в космическую бесконечность. Живя в Петрограде, Виткевич принимал активное участие в художественной жизни Полонии. В мае 1918 года он представил свои работы на выставке польских художников в Аничковом дворце, проект который был осуществлен Польской организацией помощи жертвам войны.
Именно в Петербурге Виткевичем были написаны первые страницы одного из основополагающих театральных трудов – «Новые формы в живописи и вытекающие отсюда недоразумения», в этой книге впервые возникает идея Чистой Формы. Это новейшая, авангардистская теория драмы без содержания. В его статьях, пьесах и практической деятельности второй половины 1930-ых годов в небольшом городке Закопане, где и сейчас есть театр его имени, содержание театрального произведения не является главным предметом воплощения, обескураженный зритель должен прямо в момент спектакля пытаться найти смысл и логику странных событий пьесы.
Виткевич не успел поставить ни одной своей пьесы, но в ремарках прослеживается его полное неприятие жизнеподобия. Драматург стремится к «сближению двух реальностей, более или менее удаленных», чтобы, соединив их на сцене, получить некий новый смысл простых картин бытия. Король папуасов во фраке, пьющий дорогие коктейли, телефонная будка в пустыне, которая нужна лишь для того, чтобы заказать такси, прокурор на поводке у герцогини, страшная баба, играющая на рояле, – все эти визуальные образы рождают в драмах Виткевича тот самый парадоксальный срез самой жизни слишком реальной и слишком алогичной. И если вам хочется увидеть такой обычный – необычный мир откройте книгу Виткация, всмотритесь в его удивительные портреты или постарайтесь найти постановки по его пьесам в театре…