«Счастливый, кто может быть композитором и исполнителем»

Эта осень подарила петербуржцам множество различных музыкальных мероприятий:  фестивалей, концертов. На одном из них – на «Международной неделе консерваторий» – мы познакомились со Станиславом Чигадаевым. Потом были «Петербургские вечера» во Дворце Белосельских-Белозерских и «Музыкальный коктейль» в Мюзик-холле. И, конечно же, концерт в «Доме актера», организованный Культурно-просветительским обществом «Полония», который был приурочен к празднованию 100-летия восстановления независимости Республики Польша. И каждое из появлений Станислава Чигадаева производило на публику невероятное впечатление. Его игра на фортепьяно – это настоящая магия. Чтобы приблизиться к тому, как эта магия создается, корреспондент GP Алена Куликова побеседовала с молодым гением импровизации о музыке, джазе и Польше.

Алена Куликова: Стас, информация о Вас и Вашем творчестве широко доступна в Интернете, Инстаграм пестрит афишами о грядущих выступлениях, сольных и не только. Хотелось бы из первых уст услышать, кто же такой музыкант Стас Чигадаев?

Стас Чигадаев: На афишах всегда пишут: классический и джазовый виртуоз фортепиано. Я пианист, я импровизатор, я музыкант. А потом уже все остальное. Каждый мой день начинается с музыки и ею заканчивается. А еще, каждый мой день – он черно-белый. Понимаете, почему, да? Потому что мой день – это клавиши рояля. Все моя жизнь, вся моя сущность связаны с музыкой. Если я не слушаю музыку, она звучит внутри меня. А если я вдруг на несколько дней не имею доступа к инструменту, у меня начинается ломка.

Джазовое трио «Добрый вечер»

АК: А что для Вас главное в музыке? Что она даёт Вам?

СЧ: Музыка позволяет мне делать то, что я хочу: творить, импровизировать, дарить людям эмоции. Можно посмотреть на это с философской точки зрения: музыка позволяет мне транслировать то, что посылает мне космос. Я как бы проводник: дарю публике то, что приходит ко мне извне. Откуда все это берется? Честно? Я без понятия! Вся музыка – это эмоции, которые ты посредством игры передаешь слушателям, зрителям. Ты как бы владеешь во время концерта всей аудиторией. Ты способен заставить людей чувствовать и переживать то, что ты хочешь. Какую историю ты сейчас будешь рассказывать, в какую степь она заведет, как она будет развиваться и где она закончится – все это зависит только от тебя. Понимаете? В этом и есть гений импровизации как искусства. Все зависит от тебя.

АА: Вы как будто бы говорили сейчас о некой власти…

СЧ: Вы знаете, я осознанно избегал этого слова. К сожалению, в современном мире слово «власть» приобрело отрицательную коннотацию. Хотя, разумеется, слова «власть» и «владеть» – однокоренные. Подчеркну, пожалуй, что я в первую очередь имел в виду, что во время концерта все в руках музыканта – как в прямом, так и в переносном смысле.

АК: Да, я понимаю, о чем Вы говорите. Вспомнить хотя бы Ваше выступление на концерте, приуроченном к празднованию 100-летия восстановления независимости Республики Польша. Вы невероятно эмоционально, виртуозно и при этом очень утонченно исполнили «Noсturne opus 40 до диез минор» Шопена. А чем был обусловлен выбор именно этого произведения?

СЧ: У меня есть авторская программа, посвященная Шопену, она называется «Chopin Today». Это мои аранжировки его произведений с элементами импровизации. Знаете, как говорил Фрейд, не нужно сдерживать свои желания и эмоции. И я их не сдерживаю. Играя Шопена, я воспроизвожу те фантазии, которые приходят ко мне в голову на сцене в реальном времени. Получается некий экспромт, навеянный произведениями этого величайшего композитора. А на концерте, организованном КПО «Полония», я играл «До диез минор Noсturne» потому, что это одна из моих самых любимых работ Шопена.

Концерт в «Доме актера», организованный КПО «Полония»

АК: Стас, на концерте в рамках фестиваля «Международная Неделя Консерваторий», общаясь со зрительный залом, Вы упоминали, что учились музыке в том числе и в Польше. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом опыте.

СЧ: Честно говоря, это целая история, очень длинная. Это знаковый период в моей жизни. Четыре года назад Павел Томашевский , известный польский джазовый пианист, приехал в Санкт-Петербург на Фестиваль «Международная Неделя Консерваторий». Он давал концерты, провел несколько мастер-классов. Именно тогда мы познакомились и подружились.

На следующий год он был ангажирован уже на недельный мастер-класс в Петербурге. В этот период мы сблизились музыкально еще больше: у нас общие идеи, вкусы, музыкальные направления. Возникла мысль выдвинуть меня как аспиранта консерватории на конкурс на получение стипендии на шестимесячный курс обучения в Польше в рамках стипендиальной программы Министра культуры и национального наследия Республики Польша «Gaude Polonia».

Павел Томашевский (справа) во время первого визита в Санкт-Петербург

В итоге в начале 2017 г. я получил этот грант и отправился на полгода на обучение в Катовице. Я бесконечно благодарен, что польская сторона взяла на себя все расходы по моему пребыванию и обучению там. Я жил в общежитии, а стипендия покрывала все расходы на еду, транспорт, билеты на культурные мероприятия, покупки сувениров. Например, я очень люблю винил, в особенности какие-то уникальные, раритетные пластинки. И именно в Польше мне удалось приобрести пластинки джазовых музыкантов, которые нигде невозможно достать, в том числе ни на одной интернет-платформе.

Поездка в Польшу, обучение у Павла Томашевского, общение с польскими преподавателями джазовой музыки, со сверстниками, участие в концертах, джем-сейшенах – все это меня невероятно обогатило.

АК: Стас, я правильно понимаю, что до Польши Вы нигде не учились играть джаз?

СЧ: Да, свое джазовое образование я получил именно в Польше. До этого джаз я изучал только самостоятельно. Общаясь с Томашевским, я понял, над чем мне нужно работать, на что стоит обратить особое внимание и в каком направлении двигаться дальше. Он стал для меня наставником и источником вдохновения. В сотрудничестве с ним и родилась программа «Chopin Today».

АК: А поддерживаете ли Вы сейчас связь с Павлом Томашевским?

СЧ: Да, безусловно. Мы следим друг за другом в социальных сетях, наблюдая за тем, кто в каком направлении развивается, у кого какие проекты. Павел всегда открыт и в любой момент я могу обратиться к нему с вопросом. И это для меня очень ценно. Надеюсь, мы с ним еще обязательно встретимся в Санкт-Петербурге.

АК: Стас, правильно ли я понимаю, что поездка в Польшу поспособствовала тому, что Вы полюбили джаз в целом и польский джаз в частности?

СЧ: Не совсем так. Польский джаз и польскую музыку я полюбил задолго до того, как мне посчастливилось познакомиться с Павлом Томашевским. Несколько лет назад я увлекся творчеством Лешека Можджера. То, что делает он, в России не делает никто. Это такая музыка, где много воздуха, много пространства. Она очень иллюзорная, облачная. В ней, конечно, есть и сложные гармонии, но при этом она очень легкая. В отличие, допустим от бибопа, в этой музыке важно то, как пианист извлекает звуки. Мне очень импонирует, как импровизирует Лешек Можджер. У него уникальный музыкальный стиль: его сразу можно узнать. Лешек Можджер препарирует фортепьяно, играет с тембрами – кладет руку или книги на струны, зажимает их с помощью полотенца и из-за этого звук не тянется, а становится как бы матовым и ударным. Такими вот простыми способами Лешек делает из одного инструмента политембральный инструмент. Это не ново, но то, как это делает он, меня поражает. По иронии судьбы, когда я был в Польше, консерватория ангажировала Лешека Можджера на мастер-класс в Санкт-Петербурге. Нам не удалось встретиться, но я все же надеюсь, что когда-нибудь наши творческие пути пересекутся.

Концерт, приуроченный к празднованию 100-летия восстановления
независимости Республики Польша

АК: Давайте вернёмся к истокам. Можете немного подробнее рассказать о том, как вообще все начиналось, – о своём творческом пути?

СЧ: Я родился в семье музыкантов и, можно сказать, начал заниматься музыкой еще до своего рождения. У меня действительно была к этому предрасположенность – абсолютный слух. Я слышал и слышу все ноты моментально. Этот абсолютный слух невозможно отключить, к счастью или к сожалению. Если абсолютного слуха нет – это проблематично. Его можно развивать, но это очень сложный, трудоемкий и длительный процесс. Таким образом, то, что я из семьи музыкантов (моя мама – пианистка, а папа – баянист), способствовало тому, что я рос и развивался в музыкальном окружении.

АК: Попробую предположить, что и с педагогами Вам очень везло?

СЧ: Абсолютно точно. Я считаю, что все педагоги, у которых я учился, – это одни из лучших музыкальных педагогов Санкт-Петербурга. Это, например, Марина Вильгельмовна Хван, с которой мы до сих пор поддерживаем очень теплые дружеские отношения, она ходит на мои концерты. Марина Вильгельмовна является педагогом Санкт-Петербургской детской школы искусств им. Г.В. Свиридова. Это Олег Геннадьевич Вайнштейн, который преподает в Петербургской консерватории и в музыкальном колледже им. Н.А. Римского-Корсакова. Олег Геннадьевич, кстати, является членом Музыкально-просветительского общества имени Ф. Шопена. Это и профессор консерватории, залуженная артистка РФ Татьяна Михайловна Загаровская. Олег Геннадьевич тоже ее ученик. Я смело могу сказать, что он мой кумир среди пианистов. Потому что он играет все, он может все. У него большое количество концертов, он импровизатор, он исполняет сложнейшие концерты с оркестром, у него огромный багаж репертуара и он все успевает. Как это возможно? Не знаю, для меня это загадка. Я считаю, что пианисту нужно развиваться в разных сферах жизни и творчества. И Олегу Геннадьевичу это удается. Для меня он не просто наставник, он пример. Я по-настоящему счастлив, что мне довелось у него учиться.

Хочу выделить также ректора Санкт-Петербургской консерватории – Алексея Николаевича Васильева. Его организаторские способности, способности руководителя, музыканта, виолончелиста, дирижера – это все тоже космос. Как он все успевает – не понимаю. А еще Алексей Николаевич создал Творческое объединение «Меломаны», где реализовался как вокалист и бас-гитарист. И я несказанно рад, что у меня есть возможность там играть. За последние 10 лет нашего сотрудничества мы выпустили, наверное, уже 6 дисков и даже виниловую пластинку. Мы часто играем концерты и ближайший концерт ТО «Меломаны» состоится уже совсем скоро – 26 декабря.

ТО «Меломаны»

Я бесконечно долго могу говорить о своих учителях. Ведь я по-настоящему восторгаюсь каждым из этих людей!

АК: Стас, создается впечатление, что у Вас совсем не остается времени на отдых. Поправьте меня, если я ошибаюсь.

СЧ: Свободного времени действительно немного. Но я очень люблю путешествовать. Благо, моя профессия мне позволяет это делать. Например, когда тебя ангажируют на какой-то концерт в другую страну, всегда есть возможность остаться там еще на несколько дней, погулять по городу, посмотреть достопримечательности, проникнуться местным колоритом и атмосферой.

АК: У Вас много концертов за границей?

СЧ: Достаточно. Но хотелось бы, конечно, еще больше. Я считаю, что настоящие музыканты должны стремиться дарить свое творчество всему миру. Язык музыки интернационален, он не ограничен одной страной.

АК: Стас, а без чего Вы не представляете свою жизнь?

СЧ: Без любви. Я не могу жить  без любви.

АК: Стас, а что насчет планов на будущее? Может быть, есть  какие-то идеи и мысли, которыми Вы готовы поделиться с нашими читателями?

СЧ: Не секрет, что в октябре следующего года исполняется 170 лет со дня смерти Шопена. Уже сейчас я думаю над организацией концертов с моей аранжировкой для оркестра. То, что я планирую создать, будет уникально. В первом отделении – концерт Шопена. Во втором – мои аранжировки и импровизации: джаз и кроссовер. Это будут два полярных отделения. И мало кто такое делал. Для нашего города это будет по-настоящему уникальный проект. Более того, в мои планы входит играть Шопена и в Польше. Сейчас я активно работаю в этом направлении, рассматриваю варианты возможного сотрудничества как с концертными площадками тут в Санкт-Петербурге, так и с залами в Польше. Впереди не так много времени, но я очень надеюсь, что мне удастся собрать команду единомышленников и воплотить в реальность этот грандиозный план.

АК: Стас, спасибо Вам большое за беседу! Невероятно интересно и приятно общаться с таким открытым человеком, как Вы! В первую очередь хочется пожелать Вам любви, той самой, о которой Вы упоминали сегодня. И, конечно же, от лица всей нашей редакции я желаю Вам больших творческих успехов, реализации тех планов, идей и задумок, о которых Вы говорили. Пусть у Вас все обязательно получится и сложится!

СЧ: Спасибо большое. Я очень тронут Вашими теплыми словами и пожеланиями. И в свою очередь тоже хочу поблагодарить Вас за приятную беседу.

Станислав Чигадаев

Текст – Алена Куликова

Редакция – Ольга Онищук

Фото – Денис Щеглов, из личного архива Станислава Чигадаева