«Сладкий конец дня» Яцека Борцуха: на острие политики, на крыльях искусства

"Мария – прирождённая бунтарка и провокатор. Но, кажется, это наивность, святая простота, да и только. Художник получает возможность сказать своё слово на широкую аудиторию, совершенно забывая об ответственности за выбор слов и расстановку акцентов". Рецензия Максима Вольхина.

С 13 по 16 февраля 2020 года в киноцентре «Великан Парк» прошёл 5-й Фестиваль кино Вышеградской четвёрки. Польшу представляла картина Яцека Борцуха, главную роль в которой исполнила легенда польского кинематографа – Кристина Янда. «Сладкий конец дня» (Dolce fine giornata, 2019) – это драма о политике, но не только о ней. В картине предпринята попытка раскрыть пресловутую связь личного и политического, а также поставить вопрос о будущем Европы как культурной общности.

Мария – польская еврейка, поэтесса. За плечами – десятки лет литературной деятельности и даже Нобель. Вокруг – живописная Тоскана, спокойный мир природы, озарённый солнечным светом и наполненный теплом как бы изнутри. Пейзажные сцены нарочито идеализированы. А это готовит нас к одному из основных конфликтов фильма – разладу в семье Марии, крайне несимпатичной героини. Впрочем, время положительных персонажей давно прошло.
В Риме происходит теракт. Конечно, публика не может не искать виноватых. Сегодня в роли козлов отпущения – иммигранты из Африки. Действие картины разворачивается в Италии, которой принадлежит остров Лампедуза, пристанище искателей лучшей жизни на европейский берегах. В этот самый момент Мария заводит роман с египетским юношей. Но эта связь, безусловно, выходит ей боком. Но попробуем всё же сохранить интригу.

kinopoisk.ru

Будучи фильмом-рефлексией над событиями новейшей истории, «Сладкий конец дня», конечно, обращается к вопросам миграции и разжигания ненависти. Два часа картины – это неубедительное, но очень эмоциональное размышление о том, куда катится европейский континент. Куда эффектнее – да и что греха таить, интереснее – изображена личная драма Марии.

Итак, Мария получает от мэра своего городка награду и выступает с речью в защиту беженцев. Пытаясь не поддаться всеобщей панике и волнениям, она отдаёт предпочтение весьма скользкой, если не сказать запретной, риторике. На глазах всей ратуши она отказывается от премии – и жизнь начинает трещать по швам. Как быть с любовной интрижкой? Как сохранить взаимопонимание в семье, где муж столь апатичен, а дочь откровенно ксенофобна? Как объяснить капитану полиции, да и всему городу эту противоречивую комедию?

Что же так взбудоражило тихую деревушку? Мария прямо обвиняет европейскую демократию в истерическом страхе перед «чужаками». Её железобетонная позиция такова: к чёрту такую демократию! А если политики не могут сказать своё слово, то это сделает она, на правах художника и мастера слова. Эта ответственность восхищает и пугает одновременно. И тому есть причины.

Фото: Sonia Szóstak

Мария, по сути, пользуется случаем поделиться своим мнением о современной политической обстановке. Как истинный поэт, она обращается к иносказаниям, хотя и весьма топорным: сравнивает терроризм с искусством, в котором злодей предстаёт художником, дарующим миру свой шедевр – смерть. Сравнение, понятное дело, совершенно неуместное по меркам либеральной Европы, здравого смысла и маломальского эстетического вкуса. Но на то Мария и поэт. Таким образом, чувствуя обязанность сказать хоть что-то, Мария говорит нечто. Конечно, оказывается непонятой. Конечно, теперь общество волнует не проблема, а восприятие этой проблемы знаменитым литератором.

Запутанная риторика «мастера слова», кажется, приветствует терроризм как новую форму искусства. По СМИ тут же разлетаются самые противоречивые обрывки речи, а героиня наотрез отказывается пояснять, что же она имела в виду на самом деле. В этом видится усталость и попытка уйти уже наконец на покой. Но финал пусть будет громким. Вот здесь семейная драма и превращается в опыт пересмотра европейской идентичности и переоценки незыблемых ценностей.

Фото: Sonia Szóstak

Удивительно, что слова о пагубности предрассудков и страхе перед ближним произносит героиня в летах. Казалось бы, почтенный возраст был бы прекрасной основой для какого-нибудь жуткого шовинистского взгляда на мир. Однако Мария – прирождённая бунтарка (вспомним сцену в ночном клубе) и провокатор. Но, кажется, это наивность, святая простота, да и только. Художник получает возможность сказать своё слово на широкую аудиторию, совершенно забывая об ответственности за выбор слов и расстановку акцентов.

Кстати, об акцентах. В фильме есть и лёгкая сатира на привилегированных членов общества. Вот начало картины. Мы видим рыбаков, возвращающихся на сушу с уловом. Мария покупает у них рыбу. Между их опытом и её – бездна. И героиня явно ощущает своё превосходство. А вот финал. На городской площади – инсталляция, клетка из колючей проволоки. В ней капитан полиции запирает Марию. Так власть выносит приговор инакомыслию.

И эта сцена оставляет неизгладимое ощущение тотальной беспомощности и бедных, и богатых перед миром, который ставит невероятно сложные вопросы, ответа на которые в ближайшее время мы можем и не дождаться. Но верится, что дождёмся.

Текст: Максим Вольхин
Фото: Sonia Szóstak, kinopoisk.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *