Режиссер Сергей Щипицын: «Я был очень влюблен в Польшу»

«Режиссер должен обладать душой поэта и волей капрала»
Анджей Вайда

СЕРГЕЙ ЩИПИЦИН – режиссер нового поколения, закончил Санкт-Петербургскую Академию театрального искусства по классу «Режиссура драмы» в мастерской Льва Додина. Его первой (преддипломной) постановкой была «Варшавская мелодия» по пьесе Леонида Зорина, которая вошла в репертуар Малого драматического театра – Театра Европы в Санкт Петербурге. Был главным режиссером Новосибирского драматического театра «На Левом берегу», ставил спектакли в Санкт-Петербурге (театр «Приют комедианта», МДТ – Театр Европы), Норильске, Калининграде, Самаре, Саратове, Риге. Участвовал в режиссёрских семинарах польского режиссёра Кшиштофа Занусси в Варшаве. Преподаёт в СПб ГАТИ.

Сергей Павлович, Вы как-то сказали что «режиссер – это тот, кто репетирует и высказывается. Не важно где – во дворе, дома. Он занимается своим делом – собирает людей и репетирует». Настораживает. Что Вы имели в ввиду? Что весь мир – театр, а мы все в нем актеры?

Ну да и это тоже – весь мир – театр. Но прежде всего режиссёр – это тот, кто постоянно ставит спектакли. Их можно ставить и у себя в воображении, если нет возможности заниматься этим в театре. Это такой образ жизни, своего рода болезнь. Читаешь пьесу, роман, стихотворение – и тут же мысленно начинаешь ставить спектакль отталкиваясь от этих текстов. Равнодушно читать не получается.

Лев Додин, Ваш учитель и наставник, считает что театр — это путешествие в душе, исследование души своей, чужой, человеческой, а саму школу Льва Абрамовича называют еще школой «коллективной художественной души». Вы с этим согласны?

Не люблю слово «коллектив». Сам Лев Абрамович говорит о своём театре как о компании, команде – это прежде всего встреча разных индивидуальностей. И вместе эта компания путешествует по лабиринтам человеческой души – это правда.

СШ цвет

Почему Вы выбрали профессию режиссера и чем она Вас привлекает?

Я начинал как артист в драматическом театре. Актёр играет в спектакле одну, максимум две-три роли. А мне всегда нравилось проигрывать за всех. Режиссер это может – сам сыграть за всех, и потом спровоцировать артистов на игру. Я как режиссер могу показать каждому как мне хотелось бы видеть ту или иную роль. Очень люблю так называемые «режиссёрские показы».

Вы бывали в Польше на режиссерских семинарах у Кшиштофа Занусси…

Да, был несколько лет назад. Это было интереснейшее общение и с самим господином Занусси, и с кинорежиссерами из разных стран. Я там был в качестве гостя. Смотрели фильмы, обсуждали, гуляли по Варшаве, вечерами разговаривали об искусстве, кино, театре.

Расскажите, пожалуйста, о своих работах, о «Варшавской мелодии», о пьесе Анджея Стасюка «Темный лес».

Первая моя режиссёрская работа – это «Варшавская мелодия» в МДТ – Театре Европы. Репетиции шли под чутким руководством Льва Абрамовича. Конечно, этот первый мой спектакль – это результат моего тридцатилетнего жизненного опыта. Так все сложилось, что именно история о Польше была мне очень близка, так сложилось, что у нас на курсе училась настоящая полька Уршула Магдалена Малка, ныне актриса МДТ – Театра Европы, я был очень влюблён в Польшу – мою первую в жизни заграницу, мне там нравилось абсолютно всё! Не знаю, но думаю, что это всё не случайно. Слишком много совпадений. Второй раз я ставил «Варшавскую» в Рижском Русском Театре им. М. Чехова.
«Тёмный лес» Анджея Стасюка снова в МДТ по приглашению Льва Абрамовича, спектакль для фестиваля «МЫ И ОНИ = МЫ». Удивительная актерская компания у меня сложилась в этом спектакле – Светлана Васильевна Григорьева, Сергей Иванович Мучеников, Михаил Иванович Самочко, Владимир Иванович Артёмов, Олег Александрович Гаянов, Леонид Луценко и Катя Решетникова – захотелось назвать каждого – было очень интересно сочинять, смотреть вместе кино, погружаясь в тему истории. Удивительно точно, неоднозначно написал Стасюк – честно и смело, апеллируя историческими фактами и фантазируя на тему будущего, не защищая ни поляков ни немцев – можно сказать безжалостно. В то же время оправдывая и тех и других.
В Малом драматическом театре потрясающие актёры – пожалуй, единственная труппа, где мне комфортно было работать. Комфортно не в смысле удобно, легко и беззаботно – а наоборот – трудно, содержательно, мучительно, конструктивно.

В чем заключается основная миссия театральной труппы?

Сложно сказать… Наверное, чтобы человечество стало лучше… Не знаю…

В настоящее время наблюдаются два направления современного театра – театр коммерческий и театр драматического искусства. Что выбираете Вы?

Я выбираю драматический театр. А драматический театр не может быть коммерческим, не может приносить финансовую прибыль. Духовную прибыль – это да, может…

Я встретилась еще с такими понятиями как театр прогрессивный и традиционный…

Наверное, театр может и должен быть разным – коммерческим, драматическим, прогрессивным, традиционным и каким-то еще. Чем разнообразнее, тем интереснее жить. Главное, чтобы было не скучно жить.

СШ чб

Какими Вы видите тех, кто сидит в зрительном зале? Чего вы ждете от публики после ваших спектаклей?

Конечно, хочется, чтобы зритель приходил снова и снова. Театр – это ведь и общение тоже, диалог со зрителем. Хочется, чтобы зритель приходил в театр подготовленным, знал на что он идет, был готов к неожиданностям, провокации, театральной революции даже…

Как Вы думаете, какой спектакль интересен современному зрителю?

Я лично иду в театр как режиссёр – с надеждой увидеть что-то, что меня потрясет и вдохновит, а как зритель – за эмоциями, хочется поплакать, посмеяться, сопереживать.

Как создается сценический образ при работе над спектаклем? Это ведь детище режиссера и актера, а как это происходит у вас с вашими актерами?

Всегда стараюсь, чтобы мы сочиняли вместе с артистами. Законов тут нет. Главное – «гореть» ролью, пьесой, спектаклем.

Каким должен быть современный российский режиссер сегодня?

Не знаю (улыбается). Сложно ответить.

Что еще вы можете сообщить о себе, своей жизни, творчестве, семье нашим читателям?

Преподаю актерское мастерство в Театральной Академии. Интересно наблюдать, как ребята меняются, взрослеют в профессии. Сейчас они уже на 4-м курсе – и мы вместе сочиняем спектакль по пьесе Славомира Мрожека «Кароль». По сути, работа с артистами и студентами у меня особо не отличается, студентам только приходиться больше говорить, люблю делиться опытом, открывать какие-то секреты актёрства, я в этом смысле, мне кажется, щедрый (улыбается). Радуюсь, когда у них что-то получается.

И последний вопрос – о чем мечтает режиссер?

Мечтаю ставить спектакли, снимать кино.

Спасибо за беседу. Желаем Вам творческих побед, удачи и всего того, о чем мечтает режиссер.

Беседовала Ядвига Андерс