Неизвестный Станислав Монюшко

Все знают, что Монюшко написал «Гальку» и «Страшный двор», что он отец польской оперы и что его портрет украшал банкноту достоинством в сто тысяч злотых. Но что это был за человек? Где ему довелось побывать? В каких городах ему поставили памятники? Сколько опер он сочинил? Чем зарабатывал на жизнь?

В связи с новой постановкой «Гальки» Цезаря Томашевского, премьера которой состоялась 31 января 2017 года на краковском фестивале Opera Rara, мы решили подробнее вспомнить о Станиславе Монюшко. Многие историки и музыковеды XIX-ХХ веков считали его гениальным композитором, «вторым после Шопена». Его жизнь и произведения описывали так же, как творчество великих поэтов-романтиков. Монюшко стал символом, хотя парадоксальным образом его творчество известно не так уж хорошо. Не выходят из театрального репертуара лишь две его оперы и несколько песен. Пожалуй, маловато для композитора, чье творческое наследие насчитывает более 300 произведений, включая девять опер (одну незаконченную), три балета, восемь оперетт, пять месс и 268 песен. Монюшко стал настоящим памятником, и рассказ о нем мы как раз с памятников и начнем.

Памятники

Самое известное скульптурное изображение Монюшко стоит на варшавской Театральной площади, перед Большим театром. Помимо этого памятника на счету скульптора Яна Щепковского — фасад здания польского Сейма и посмертная маска маршала Юзефа Пилсудского. В 1936 году он создал памятники Монюшко и Войцеху Богуславскому (отцу польского театра), которые установили перед главным театром польской столицы. В 1944 году памятники уничтожили немцы, а в 1965 году —  спустя год после смерти скульптора — их восстановили и вернули на место.

Памятник Монюшко на Театральной площади в Варшаве. Фото: Кшиштоф Хойнацкий / East News

Это был не первый памятник Монюшко в Варшаве. В 1870-е годы Циприан Годебский, польский скульптор, живущий во Франции (автор памятника Мицкевичу на Краковском предместье, надгробного памятника Гектору Берлиозу на кладбище Монмартр и памятника Освобождения в Лиме) изваял Монюшко из белого мрамора. Памятник стоял в Костеле Всех Святых на Гжибовской площади и тоже был разрушен в дни варшавского восстания.

«На постаменте высотой футов десять стоит девушка, которая в опущенных руках держит лютню и венец. Ее склоненная голова прикрыта покрывалом, а глаза выражают невыносимую боль и вместе с тем непоколебимое смирение», — писал Юлиуш Фаустын Ценглер в «Обзоре скульптуры за 1874 год» («Przegląd rzeźby za 1874 rok»).

Бронзовые Монюшко стоят также в таких городах, как Катовице (памятник открыли в 1930 году. Монюшко с Силезией ничто не связывало, но таким образом там пытались привить польскую культуру), Торунь, Ченстохова, Рацибож и Лодзь.

Памятник Станиславу Монюшко и Винценту Дунину-Марцинкевичу в Минске.

 

 

 

 

 

 

 

 

Памятники композитору можно найти и за пределами Польши. В 1922 году появился памятник в сквере перед костелом св. Катажины в Вильно (скульптор Болеслав Балзукевич). В 2016 году в Минске открыли памятник Монюшко и Винценту Дунину-Марцинкевичу, автору либретто к нескольким опереттам великого композитора. Монюшко родился в деревне Убель под Минском. В начале 1830-х перебрался в столицу современной Белоруссии, а затем в Вильну, где жил и работал почти 20 лет.

Путешествия

Для человека XIX века Станислав Монюшко повидал немало стран. Он жил в Минске, Вильне и Варшаве. Четыре года провел в Берлине, где учился у Карла Фридриха Рунгенхагена. Побывал в Санкт-Петербурге, чтобы получить разрешение на издание своего «Домашнего песенника» (который не пропустила виленская цензура) и даже претендовал там на место дирижера, но проиграл своему сопернику Виктору Кажинскому, польскому композитору, уроженцу Вильни и автору мелодии «Wlazł kotek na płotek». Благодаря протекции варшавской аристократии Монюшко посетил Париж, где пытался поставить свои оперы. Это ему, увы, не удалось, но из путешествия он привез почтовую открытку, которую ему отправил сам Джоаккино Россини. Во время короткого визита в Прагу Монюшко познакомился с Бедржихом Сметаной. Еще композитор побывал в Москве и Братиславе.

Чем он зарабатывал на жизнь?

Монюшко родился в шляхетской семье. Его отец (Чеслав) и дядя (Игнаций) служили в армии Наполеона. Другие его дядья имели склонность к науке: Казимеж был юристом (и ботаником-любителем), Александр постигал тайны классической филологии, а Доминик Монюшко был, если можно так выразиться, социальным экспериментатором: он разделил свое имение между крестьянами, каждому дал землю, построил сельские школы, которые сам же и финансировал. Это не очень нравилось его окружению, и последователей, к сожалению, у него не нашлось. Он умер в 1848 году, за 16 лет до отмены крепостного права в Царстве Польском.

Почтовые открытки с иллюстрациями Адама Сетковича к «Гальке» Станислава Монюшко, 1939.

Станислав Монюшко пошел в дядю Доминика, по крайней мере, в том, что касается пренебрежения общественными условностями. В начале своей карьеры он работал органистом в виленском костеле. Это считалось занятием мещанским, недостойным шляхетского сословия, тем более что среди костельных органистов редко встречались виртуозы, а Монюшко только что вернулся с учебы в Пруссии. Он давал уроки игры на пианино, участвовал в любительских кружках пения. Все это во многом повлияло на его дальнейшую биографию. Монюшко — автор многих произведений для органа, а в первом исполнении «Гальки», короткой двухактной (т. н. «виленской») версии, участвовали его друзья, музыканты-любители.

После переезда в Варшаву Монюшко получил должность директора (то есть дирижера) Большого театра. Ему пришлось нелегко, ведь варшавская интеллигенция относилась к нему как к провинциалу из далекой Литвы. Выручала поддержка местных меценатов.

Где (помимо Польши) ставили оперы Монюшко?

К.Т. Яспер, Иоанна Малиновская «Галька/Гаити. 18°48’05”N 72°23’01”W», 2015. Гжегож Верус,
дирижер Познаньского оперного театра, во время репетиции с Филармоническим оркестром
Святой Троицы из Порт-о-Пренс (Гаити), фото: Иоанна Малиновская

При жизни Монюшко довелось увидеть свои оперы, а точнее «Гальку», на сцене в Братиславе, Праге, Москве и Санкт-Петербурге. За популяризацию его творчества (прежде всего «Гальки» и «Страшного двора») в мире отвечала Мария Фолтын, до 1974 года оперная певица, а после потери голоса — режиссер. Все началось с «Гальки» в Гаване, а затем были постановки в США, Мексике, Бразилии, Португалии, Испании, Швеции, Румынии, Болгарии и Турции. В спектаклях Фолтын чаще всего были задействованы местные исполнители, обязательно одетые в польские народные костюмы.

О Фолтын напомнил Цезарь Томашевский в спектакле, премьера которого состоялась в дни проведения фестиваля Opera Rara в Кракове, а Павел Пассини, вдохновившись ее примером, привез «Гальку» в деревушку Казале на Гаити, где живут потомки польских легионеров, присланных Наполеоном для подавления восстания местного населения.

Читателям, которые хотят подробнее познакомиться с жизнью и творчеством прославленного композитора, горячо рекомендую книги Агнешки Топольской «Совершенно другая книга о Монюшко» («Zupełnie inna ksiązka o Moniuszce», Варшава 2016) и «Миф пророка. Станислав Монюшко в литературе 1858-1989» («Mit wieszcza. Stanisław Moniuszko w piśmiennictwie lat 1858–1989», Познань 2014).

 

 

 

 

 

 

 

 

Автор: Filip Lech

culture.pl