Напоены одним Духом: о фильме «Тело Христово» Яна Комасы

В современных польских реалиях, где дискуссии о роли и моральности Церкви занимают едва ли не центральное место на политической арене, Комасе удалось создать фильм, неудобный для радикальных борцов обеих сторон – и попасть точно в цель.

9 февраля 2020 года в Лос-Анджелес прошла 92-я церемония вручения наград Американской киноакадемии «Оскар», которая по-прежнему считается одной из самых престижных премий в области кинематографа. Польские фильмы неоднократно попадали в номинацию лучший фильм на иностранном языке, но только «Ида» Павла Павликовского удостоилась награды в 2014 году. Этот год не стал исключением: фильм «Тело Христово» Яна Комасы оказался в пятёрке номинантов, но проиграл картине «Паразиты» корейского режиссёра Пон Чжун-хо.

Такой исход предсказывали многие – «Паразиты» были обречены на триумф и в итоге даже получили главную награду киноакадемии за лучший фильм, став первым в истории неанглоязычным победителем в этой номинации. Но создатели и актёры фильма «Тело Христово» неоднократно говорили, что само попадание в число номинантов стало для них неожиданным подарком судьбы. «Мне всё кажется, что эта номинация на нас как с неба свалилась, – признавался исполнитель главной роли Бартош Беленя в интервью изданию «Тыгодник Повшехны». – Мы сделали что-то настолько хорошо, что нас номировали на «Оскар». Неужели такое возможно?».

Высокую оценку зарубежных критиков «Тело Христово» получило сразу же после премьеры на Венецианском Кинофестивале в сентябре 2019 года. При этом многие подчеркивали локальную, польскую специфику рассказанной истории. В Польше фильм тоже ждал большой успех: на 44-м кинофестивале в Гдыне он получил 10 наград и до сих пор не сходит с афиш кинотеатров.

Сюжет фильма – это основанная на реальных событиях история Даниэля, который выходит из исправительной колонии и в силу обстоятельств, а также огромного, но неисполнимого желания быть священником (ни одна семинария не примет в свои ряды юношу с криминальным прошлым), становится своего рода священником-самозванцем в одном из подкарпатских городков.  

Довольно быстро выясняется, что несколько лет назад в городке произошла трагедия. Семеро молодых людей, возвращаясь  в одном автомобиле с ночной гулянки, столкнулись с фурой – все, включая водителя грузовика, погибли, а обстоятельства аварии до сих пор до конца не ясны. Убитые горем родители безапелляционно обвиняют водителя фуры, проклинают его вдову, запрещая ей даже приближаться к себе, а фотографии погибших возносят на импровизированный придорожный алтарь. Вот только молитвы Розария перед ним не помогают справиться с болью утраты и добиться справедливого возмездия, а лишь умножают взаимную ненависть. А молодой «ксёндз» с новаторским, если не сказать экстравагантным подходом к молитве и церковным традициям, но при этом совершенно искренней верой, начинает менять приходскую общину, расколотую общей бедой.

Облачившись в чужую сутану, Даниэль нарушает все возможные церковные каноны, а многие его действия граничат с профанацией, сперва приводя в ужас консервативно настроенных прихожан в церкви (и зрителей в кинотеатре). Амвон для него – сцена, которая дарит ему ощущение собственной важности. Это только поначалу он слово в слово повторяет проповеди ксендза Лукаша – священника, который работал с молодёжью в колонии и изменил отношение героя к вере и к Церкви. Чем дальше, тем смелее Даниэль импровизирует, самоотверженно отыгрывает выбранную им роль, лишь иногда с ужасом осознавая, что игра может зайти слишком далеко. В конце концов, он не только читает проповеди, но и служит мессу, крестит детей, отпускает прихожанам грехи. Действительны ли, например, Таинства, которые он совершает над умирающей пожилой прихожанкой? С точки зрения церковного закона, конечно, нет. Но очень хочется думать, что для Бога гораздо важнее вера этой женщины, как и всех остальных нуждающихся в духовной помощи.

Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа (Ин 3:8).

При этом Комаса не утверждает, что Даниэль прав в своих действиях. Спектакль одного актёра не может длиться долго – в какой-то момент «ксендза» разоблачает его знакомый из колонии, сводя с ним давние счёты. Ксёндз Лукаш (однозначно положительный персонаж в этой истории), узнав о выходке бывшего ученика, приходит в ярость, да и сам Даниель после этой истории как будто запутывается ещё больше. Вопрос, так ли сильна вера потерянного молодого человека, основанная исключительно на его чувствах и эмоциях, тоже остается открытым.

Целью фильма не является разоблачение грехов польской Католической Церкви (как это было в случае с нашумевшим «Клером» Войчеха Смажовского) – проблемы, которые он затрагивает, гораздо глубже и универсальнее. Это история о поиске смысла жизни, об истинной роли веры в жизни человека и общества, о предназначении священства, наконец, о главной христианской заповеди: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». С другой стороны, далеко ему и до привычного религиозного морализаторства, присущего фильмам данной тематики. В современных польских реалиях, где дискуссии о роли и моральности Церкви занимают едва ли не центральное место на политической арене, Комасе удалось создать фильм, неудобный для радикальных борцов обеих сторон – и попасть точно в цель.

 «Каждый из нас служитель Христа», – произносит в начале фильма ксёндз Лукаш, имея в виду не столько всеобщее священство (в понимании протестантской теологии), сколько уникальную миссию каждого христианина. Даниэлю он так и говорит: «Не обязательно быть священником, чтобы сделать в жизни что-то хорошее». Название фильма – «Boże Ciało» – не только про важный для традиционного польского общества Праздник Тела и Крови Христовых (который также присутствует в сюжете), но и про Вселенскую Церковь, которая является Телом Христа. А мы все – Его члены, как бы трудно нам ни было находить общий язык и прощать друг друга.

Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом (1 Кор 12:13).

К сожалению, массовый российский зритель так и не имел возможности увидеть фильм Комасы на большом экране (скорее всего, придётся ждать фестивалей польского кино), но с 19 февраля он должен быть доступен в онлайн-кинотеатрах. И пусть многие культурные аспекты довольно трудно понять и объяснить, момент «узнавания» при просмотре может произойти с каждым, иначе номинации на «Оскар» бы просто не случилось. А в художественных достоинствах картины, как и в прекрасной игре польских актёров, сомневаться точно не приходится.  

Анна Светлова
Фото: Andrzej Wencel/Aurum Film

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *