Из Львова в Ленинград

Осенним днем мы гуляем с Яной Гловацкой (Jana Głowacka), режиссером театра «Синий сарафан», и ее семьей по залитому солнцем петербургскому пригороду. Яна представляет нам своих родных – дочку Злату и мужа Михаила (Michał Głowacki). Он, носитель польской фамилии, сегодня делится историей своей семьи.

– История моих предков, насколько я ее знаю, начинается в предместьях Львова более века назад. Они принадлежали к числу незажиточных селян. Прапрадеда звали Тадеуш, его сына – моего прадеда – Василий. В те времена многие отправлялись в Америку на поиски лучшей жизни. Среди них был и мой прадед. Он уехал в Канаду на заработки. И с этого момента связь с ним прервалась, мы так и не знаем, достиг ли он пункта назначения. Может быть, у нас есть родня и за океаном.

– А как сложилось судьба тех, кто остался в Польше?

– После отъезда отца мой дед Михаил остался с матерью – ему тогда было 3 года. Жили как жили. 1 сентября 1939 года он встретил уже молодым человеком призывного возраста. В польской армии он служил санитаром. После окончания сентябрьской компании дед демобилизовался и вернулся в родное село. С тех пор в нашем семейной архиве появилось несколько фотографий из Львова: костел во Львове, дед в польской военной форме.

– Михаил, у вас очень красивое отчество…

– Да, моего отца зовут Любомир. Он тоже так и прожил бы всю жизнь в советской деревушке подо Львовом, если бы не был призван в армию. В 1968 году он пополнил ряды советской армии и попал в строительный батальон. Служил он в Ленинграде. Тут он познакомился с военным строителем – моей будущей мамой. Отцу тут здорово повезло. Ведь в армию его призвали уже взрослым человеком, за пару месяцев до истечения призывного возраста. Потом в Ленинграде родился я. После института я стал заниматься погрузочной техникой. Сейчас занимаюсь запчастями к ней.

– А кто-то в вашей семье говорит по-польски?

– Я – нет. У моего отца есть сестра Мария. Ее сын Роман отлично владеет польским. Сегодня он живет в Польше, в Шлёнске.

– Вы когда-нибудь пытались найти официальную информацию о своих предках?

– Да, но без особого успеха. Прадед, считайте, пропал. Запрос о судьбу деда мы направляли в польское военное ведомство в Варшаву. Они в ответ попросили сообщить номер военной части, где он служил. А мы этого, к сожалению, не знаем.

P.S. Если вы живете в Петербурге или его окрестностях и готовы рассказать о своих польских корнях читателям GP,  пишите нам instagram@gazetapetersburska.org.

Денис Щеглов.
Фото: Денис Щеглов