Новая выставка: “Екатерина II и Станислав Август. Два просвещенных правителя”

В Николаевском зале Государственного Эрмитажа развернута временная выставка с говорящим названием «Екатерина II и Станислав Август. Два просвещенных правителя», которая продлится до 21 мая 2016 года. Цель выставки – рассказать широкому кругу зрителей о собирательской деятельности двух монархов, сопоставив их коллекции.

С молодым, красивым и знатным польским дипломатом Станиславом Понятовским, познакомил великую княгиню Екатерину Алексеевну английский посланник в Петербурге сэр Чарльз Уильямс, преследовавший политические цели. Однако эта встреча оказалась судьбоносной для всей культуры и истории двух стран. Роман Станислава Понятовского и в.кн. Екатерины Алексеевны, продолжавшийся около четырех лет, примерно с конца 1755 – до начала 1759 г., во многом сформировав в немецкой принцессе Софии Августе Фредерике, будущей императрице Екатерине II – мецената, познакомил с большой политикой и ввел в курс запутанных польских дел.

i_3m

Портрет Станислава Августа Понятовского
Иоганн-Баптист Лампи Старший
Австрия. Вторая половина XVIII в.
Холст, масло. 69 × 55 см
Государственный Эрмитаж

Уже на склоне лет, создавая свой литературный «автопортрет», Станислав Август отмечал как одну из важнейших черт своей юности «данный природой очень живой интерес ко всему, что относится к искусствам». В своих «Мемуарах» он не забыл упомянуть покупку в Брюсселе первого живописного полотна для своей художественной коллекции – это было в 1748 г., и будущему королю исполнилось тогда 16 лет. «Приобретая маленькую картину, я считал, что становлюсь обладателем сокровища!». (Memoires du roi StanislasAuguste Poniatowski.). Мемуарист очень гордится своим знакомством в двадцатилетнем возрасте с художником Латуром. «Аббату Бартелеми, кажется, очень понравилась жадность, с которой я изучал античные и новые медали французского короля», – вспоминал мемуарист. Юный граф приобрел в Европе заслуженную репутацию ценителя искусств и покровителя художников.

После избрания на трон в 1764 году размах собирательской деятельности графа Понятовского, ставшего королем Станиславом – Августом значительно увеличивается, и она все более становится планомерной и последовательной. От Брюсселя до Неаполя раскинулась сеть эмиссаров и доверенных лиц короля, закупавших произведения искусства, нередко конкурируя с представителями русской императрицы Екатерины II, которая, так же, с большим азартом и неподдельным интересом занималась коллекционированием.

Начало собрания живописи Екатерины II было положено в 1763 году покупкой у прусского негоцианта Гоцковского трех картин Рембрандта. Всего в царствование императрицы в Европе было куплено 1383 картины. В 1797 году в эрмитажном собрании насчитывалось 80 тысяч гравюр и 7 тысяч рисунков. Среди коллекции рисунков встречались имена А.Дюрера, Г.Гольбейна, Н.Пуссена, Я. Иорданса.

К концу правления Станислава Августа в его собраниях насчитывалось 2289 картин, 8000 античных монет,30 000 гравюр! Судя по рукописному каталогу, составленному в 1795 году королевская картинная галерея, лишь немногим уступала пинакотеке Эрмитажа.

Итальянская школа была представлена 275 картинами. И если ряд картин приписывавшихся авторству Леонардо, Рафаэля, Корреджо, Джорджоне, вероятнее всего, являлись копиями или работами учеников прославленных живописцев, то имена художников XVII века Аннибале Каррачи, Гверчино, Сассоферрато, Андреа Саки, Карло Маратти, Джужеппе Мария Креспи, упомянутых в каталоге, выглядят вполне убедительно.

За тремя картинами из королевского собрания, современными исследователями, признается авторство Рембрандта, среди них – знаменитый «Польский всадник», ныне хранящийся в Нью-Йоркском собрании Фрика. В каталоге 1795 г. перечислено 225 голландских картин принадлежавших кисти Генрика Гольциуса, Герхарда Хонтхорста, Яна Стена, Габриэля Метсю.

Фламандская живописная школа была представлена 132 картинами. Здесь присутствовали произведения Яна Брейгеля, Ван Дейка, Иорданса, Давида Тенирса. 22 полотна приписывались Рубенсу и его школе. Из 113 произведений живописи немецких художников следует выделить 25 картин Христиана Вильгельма Эрнста Дитриха, так же широко представленного в Эрмитаже.

Такие художники XVIII века как Луи Лагрене, Жозеф Мари Вьен, Клож Жозеф Верне, Гюбер Роббер работавшие по заказам Станислава Августа, так же пользовались популярностью у петербургских ценителей искусства.

В коллекции польского короля были широко представлены и работы современных художников – Помпео Батони, Джованни Панини, Ангелики Кауфман, Греза, Буше, Фрагонара. Одна из таких картин « Поцелуй украдкой» работы Фрагонара ныне украшает коллекцию Эрмитажа.

Не менее яркой была и коллекция гемм Станислава Августа о которой дает представление каталог, обнаруженный польским исследователем Сигизмундом Баторским во Львове, в библиотеке графов Баворовских. Каталог представляет собой десять рукописных листов латинского текста со следующим титулом : «Краткий указатель дактилиотеки и гемм углубленной и выпуклой резьбы светлейшего короля Польши Станислава –Августа, составленный в 1785 году».Каталог был написан рукой ученого аббата Яна Альбертранди хранителя королевских собраний. Еще в середине XVIII века дрезденский ученый Филипп Даниель Липперт составляя « Дактилиотеку, или собрание античных резных камней из важнейших музеев Европы» упомянул несколько гемм из коллекции юного графа Понятовского. Одна из них ныне хранится в Британском музее это сердоликовая инталья с изображением Венеры и Амура в кузнице Вулкана относится к числу произведений глиптики итальянского Ренессанса. Коллекция гемм, так же, увеличилась за счет дара друга детства короля, графа Августа Мошиньского, бывшего одним из самых активных эмиссаров Станислава – Августа в деле приобретения памятников искусства. (Mańkowski T.Kolekcjonierstwo Stanisława Augusta w swetle korespondencji z A.Moszyńskim.) Помимо латинского каталога Альдебертранди, существует текст, составленный на французском языке и хранящийся в Яблоне. (Архив в Яблонной № 56: Catalogue des pierres non montees et montees ouvrages autres raretes; Bieliński P. Archiwum Stanisława Augusta. Warsz.,1958.) Путем сравнительного анализа удалось отождествить несколько гемм из собрания Государственного Эрмитажа с теми, что некогда входили в состав коллекции короля Станислава – Августа. «Козерог с рыбьим хвостом, держащий шар. Снизу надпись: Афродисий. Инталья на сердолике. А.». Так точное сходство минерала, размеров, сюжета, деталей сопровождающихся совпадением надписи, говорит об абсолютном отождествлении геммы входившей в коллекцию глиптики короля. Настоящей жемчужиной собрания Понятовского была сердоликовая инталья, ныне хранящаяся в Эрмитаже, работы резчика Гилла. « Женская голова в лавровом венке с повязками, украшенными жемчужинами. Инталья на сердолике. А.» – говорит описание в каталоге.

Король Станислав – Август отнюдь не удовлетворялся одним только собиранием старинных гемм : при его дворе работали два резчика – Ян Регульский и В. Жефруа. Ян Регульский единственный польский мастер глиптики. В каталоге Альбертранди приведены две его работы на раковине и пять – на камне, среди них портреты графини Грабовской, морганатической жены короля, портрет самого Станислава – Августа и портрет Екатерины II.

Глиптика входила в круг самых интимных интересов обоих монархов. Так, в Эрмитаже существовала мастерская для изготовления слепков с многочисленной коллекции гемм, чем императрица занималась со своим фаворитом А.Д.Ланским. Царица говорила своему статас-секретарю Храповицкому о том, «как они утешны и как ими занимаются». Даже на время летнего пребывания в Царском Селе Екатерина не расстается со своими «антиками», они следуют за ней в особом экипаже. «Да, тут открывается история, разныя познания – это дело императорское» – писал царице Храповицкий. Гемму с надписью « Верного сердца кумир, страстная цель мудреца», происходившую из коллекции фаворитки французского короля Людовика XV маркизы Помпадур, Станислав Август сделал своей личной печатью. К сожалению, следы этой геммы затерялись, однако сохранились ее оттиски на письмах короля к его знаменитой парижской корреспондентке госпоже Жофрен.

Так же, интимно – личный характер носил подбор гемм – портретов нового времени. Образы любимых женщин короля, были представлены романтическими портретами графини Грабовской и Екатерины II. Маршал Тюненн, шведский король Густав – Адольф, король Польши Сигизмунд III, Шекспир – почитаемые королем исторические личности. Известно, что Станислав Август был большим поклонником творчества Шекспира и еще в юности перевел на французский язык его драму «Юлий Цезарь».

Сходными художественными вкусами обладали Станислав Август и Екатерина II и в области коллекционирования скульптуры. В коллекции Екатерины II были работы Жана Антуана Гудона и Мари Анн Коло. На закате царствования у императрицы появился интерес к античной пластике, свидетельством чего явилось приобретение большого собрания Джона Лайд Брауна в Уимблдоне.

Резцу Жана Антуана Гудона принадлежит бюст Александра Великого, хранящийся ныне в варшавском Королевском замке. Так же, на службу при королевском дворе приглашались скульпторы из Италии, в частности, Томазо Риги и Джакомо Мональди. В качестве «первого скульптора» короля в Риме, был приглашен Андре Лебрен.

В своей любимой варшавской резиденции в Лазенках, Станислав Август собрал богатую коллекцию слепков со знаменитых скульптур древности и нового времени.

Прибыв из Гродно в Петербург, Станислав Август преподнёс Павлу I две монументальные скульптурные группы. Это событие, произошедшее в день Св. Павла, так описано в «Тайных мемуарах» отрекшегося монарха: « Поздравив императора, король подарил ему pour bouguet две больших мраморных группы, которые еще были в ящиках в Лазенках, что было любезно принято». Скульптуры были установлены в Георгиевском зале Зимнего дворца, «с тем чтобы король мог их видеть на первом же балу». («Memoires secrets et inedits de Stanislas August comte Poniatowski dernier Roi de Pologne» Lpz., p. 154.) Эти две скульптурные композиции, представляют собой монументальные реплики работ Л.Буазо и Э.Фальконе, хранившихся в коллекции Станислава Августа в виде миниатюрных фарфоровых групп. Одна из них – «Сотворение человека Прометеем» – ныне находится на Иорданском подъезде Зимнего дворца, другая – « Пигмалион и Галатея» – украшает галерею истории живописи в Новом Эрмитаже. Обе группы были изготовлены в римской мастерской скульптора Пьетро Стаджи. Апология творческого импульса, одухотворяющего даже инертные камни и глину, мысль, несомненно, принадлежала самому королю, верному ученику и последователю философов – просветителей, знакомство с которыми началось еще в салоне госпожи Жофрен.

Как Станислав Август, так и Екатерина II осознавали, что успех реализации задуманных ими важнейших социальных преобразований в их государствах зависит от уровня просвещенности народа, от его способности воспринимать новое. Необходимо было изменить психологию, ценностные ориентиры, нравственные основы личности, что наиболее полно изложил Ж.-Ж.Руссо в своей книге «Эмиль, или О воспитании».

«Петр дал нам бытие, Екатерина – душу». Так говорилось в стихотворении, опубликованном во « Всякой всячине» в 1769 году.

За свою деятельность коллекционера и реформатора королю Станиславу Августу пришлось услышать множество упреков. Ослепленная национальными предрассудками средняя и мелкая шляхта, видела в занятиях короля искусством нечто недостойное и неуместное в виду постоянного политического кризиса в стране. Воинственные польские магнаты – фрондеры острили, что «ему подобал бы трон на Парнасе, среди муз». (Wybizki M. Życie moje. Warsz., 1807, s. 57). Иные же, все несчастья Речи Посполитой относили на счет характера и занятий короля. Потомки более объективно оценили результаты деятельности Станислава Августа. Историк Станислав Василевский так характеризовал Понятовского : «Этот прекрасный и тонкий характер принадлежит к тому же роду, что Лоренцо Медичи». (Wasylewski S. Rozmowy z ludzmi. Lwów, 1930, s. 5).

«Интерес вашего величества к искусствам всегда будет для вас большим утешением в неприятностях, которые приносит трон» – пророчила Станиславу Августу госпожа Жофрен. И действительно, в трудные для короля годы, последовавшие за окончательным разделом Речи Посполитой, художественные коллекции занимают Станислава Августа с такой силой, как, пожалуй, никогда прежде.«Мое счастье только в живописи…. Я теперь не что иное, как подобие умершего» – признавался король.(Fabre J.Op.cit.,p. 534, 549). В Гродно, в своем вынужденном уединении, Станислав Август ведет деятельную переписку с доверенными лицами, занятыми его художественными собраниями – М.Баччиарелли, Я. Альбертранди и другими.

Тем временем из королевских дворцов в Варшаве начали исчезать произведения искусства. Так портреты наследников римской империи, юных Юлиев – Клавдиев, которые в 1793 году привез для короля папский нунций граф Литта, в 1795 году уже оказались в замке Радзивиллов в Неборове. Копия Флоры Фарнезе оказалась в Венене, в собрании графов Ланкоронских, копия флорентийского «Менелая» – в коллекции Потоцких, портрет «псевдо Сенеки», очутился в Брюсселе, в коллекции графини Тышкевич.

Прибыв в Петербург, Станислав Август буквально забрасывает оставшегося в Варшаве М.Баччиарелли списками картин, которые собирается показать русским любителям искусства. (Mańkowski T. Galerja Stanisława Augusta. T. I. Lwów, 1932 s. 124).

В Петербурге, в своей резиденции в Мраморном дворце он устраивает вечера и «потчует» русских вельмож такими перлами из своих коллекций, как «Андромеда» Тициана, «Амур» Гвидо Рении, «Положение во гроб» Луки Джордано, «Христос в терновом венце» Рембрандта, «Апостол с рыбой» Рубенса… Порой, Станислав Август вручает русским коллекционерам поистине королевские дары, так канцлер А.А.Безбородко получает полотна «Апостол с рыбой» Рубенса и «Христос» Джордано, граф Мусин – Пушкин – «Христа» школы Рембрандта. Некоторые из этих картин впоследствии поступили в Эрмитаж.(Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог. Люб 1958б № 6242. «Поругание Христа» школы Рембрандта.) Около 180 живописных полотен экс король дарит людям из своего окружения, не имея средств оплатить их многолетнюю службу. В Гамбурге распродается драгоценная утварь.

После смерти Станислава Августа (2.11.1798) его долги потребовали распродажи имущества, находившегося в Мраморном дворце в Петербурге. В объявлении об аукционе, помещенном в «Петербургских ведомостях» 10 сентября 1798 года, сообщалось о распродаже «серебру, бриллиантовым вещам, столовому сервизу, блюдам, тарелкам, ножам, ложкам и вилкам, так же и часам, табакеркам и прочим драгоценным вещам» . В объявлении появившемся через неделю сообщалось о новой распродаже «превосходные картины и древности, так же 4 английских верховых лошади, разные шторы, гардеробные и кухонные повозки, медная и железная поваренная посуда». Видимо, на этой распродаже, были приобретены князем Н.Б. Юсуповым и геммы, позднее, в 1925 году, поступившие в Эрмитаж. На том же аукционе, видимо, были приобретены графом А.С. Строгановым акварели З.Фогеля с видами Лазенок, большая часть которых ныне хранится в Государственном Эрмитаже. (Каменецкая Е.К. Акварели Зыгмунта Фогеля, «Труды Государственного Эрмитажа», 1961, с. 346).

В Польше главным наследником Станислава Августа стал его племянник Юзеф Понятовский. Затем его коллекцию унаследовала его сестра Мария – Тереза Тышкевич, продавшая резиденцию в Лазенках царю Александру I вместе с картинами, скульптурой и произведениями прикладного искусства. В 1895 году А.И. Сомов, старший хранитель Эрмитажа по отделению картин, гравюр и рисунков, составивший каталог картин в Лазенках, высоко оценил коллекцию и отметил, что не менее 22 картин могли бы занять свое место «в любом из превосходных музеев Европы».

На выставке в Эрмитаже представлено свыше 150 произведений изобразительного и прикладного искусства из коллекции Государственного Эрмитажа, музея « Королевские Лазенки», Государственного Русского музея, Научно-исследовательского музея Российской академии художеств, Государственного музея истории религии, а так же Государственного музея искусств музея имени А.С.Пушкина в Москве.

Станиславовская и Екатериненская эпохи, при всей их очевидной противоречивости, была временем, когда различные течения в духовной и культурной жизни народов сливались в одну национальную культуру. Что наглядно, посредством художественных коллекций Станислава Августа и Екатерины II и призвана продемонстрировать выставка, развернутая в Николаевском аванзале Государственного Эрмитажа.

Фото: Król Stanisław August Poniatowski w Petersburgu, Jan Czesław Moniuszko

(Это произведение находится в общественном достоянии в тех странах, где срок охраны авторского права равен жизни автора плюс 70 лет и менее.)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *