Дух Польши в Пушкинском музее

станчакВ Государственном музее изобразительных искусств имени А.С.Пушкина в Москве открылась выставка «Символ и форма. Польская живопись 1880-1939». В залах разместилось более 100 работ из 14 польских музеев. Экспозиция стала важнейшей частью фестиваля культуры Польши, который завершается сейчас в России. Выставка, как единодушно признают знатоки, дает возможность поближе познакомиться с живописью и графикой Польши — как находившейся в составе Российской империи, так и периода независимости 1919–1939 годов. На вернисаже побывал московский корреспондент журнала «Gazeta Petersburska».

«Выставка эта — фундаментальная и долгожданная для многих ценителей искусства в России, Польше, да и в других странах», сказала на церемонии открытия директор Пушкинского музея Ирина Антонова. И действительно: в экспозиции — произведения лучших национальных мастеров данной эпохи. Преобладают же работы символистов и «формистов» (авангардное течение 1920-х годов). Выставка демонстрирует различные периоды и течения, идейные, формальные и стилевые искания польских мастеров искусства 1880 — 1939 годов. Экспозиция, выстроенная в хронологическом порядке, позволяет зрителю (даже совершенно незнакомому с «предметом») пройти шаг за шагом все этапы развития польской живописи и графики.

bledne_koloВот, к примеру, масштабное  полотно Яцека Мальчевского «Порочный круг». Это сложное переплетение фантастики и мифологии, почти мистериальное прочтение жизненного цикла (детство — зрелость — старость). А вот горные пейзажи Татр, созданные Станиславом Виткевичем, Леоном Вылчуковским, Яном Станиславским… На многих картинах изображены окрестности Закопане — излюбленного места для пленэров. В подтексте этих работ, как пишут исследователи, — «свобода, дремлющая в горах»: недаром гора Гевонт «формой напоминает спящего рыцаря, который ждет сигнала, чтобы подняться на борьбу за независимость».
Demon_0А вот «Демон в кафе» Войцеха Вейса — эффектная, инфернальная, с явным декадентским уклоном вещь. Навеянная, не иначе, произведениями Пшибышевского, писателя, столь популярного столетие назад в Европе. «Маска и книги» — интригующий, поистине символический натюрморт Владислава Слевиньского. Чем-то напоминающий о работах великих голландцев ХVII века, но при этом — отчетливо славянский, польский.
Много замечательных работ и в залах, где представлен период бурных художественных поисков в европейском (в том числе и польском) искусстве 20–30-х годов. В картинах и рисунках этого периода можно увидеть влияние и кубистов, и супрематистов и даже русского революционного авангарда. Именно в эти годы в Польше появилась группа «формистов» — во многом наследующих немецкому экспрессионизму, но с фирменным польским акцентом и колоритом. В те годы в польском искусстве появились свои сюрреалисты, постимпрессионисты… Находящаяся в центре Европы, Польша жадно впитывала все самые модные и актуальные художественные веяния. Чтобы, «переварив» их, создать нечто своё, неповторимое. Эффектные экспериментальные портреты и автопортреты Марии Евы Лункевич-Рогойской, фантазии-сказки Станислава Игнация Виткевича, кукольные композиции Тадеуша Маковского, гиперсимволистская «Натурщица с котом» Титуса Чижевского не оставляли равнодушными гостей вернисажа. Для многих московских журналистов и художественных обозревателей, по их признанию, эта экспозиция стала первым столь широким знакомством с польским изобразительным искусством рубежа ХIХ и ХХ веков.
witkacyПольские художники тех лет получали образование и подолгу работали в Париже, Берлине, Риме, даже в Америке. Но под какими бы они не находились эстетическими влияниями и куда бы их не забрасывала судьба, душа и дух Польши, творческая оригинальность и самобытность ощущаются во всех демонстрирующихся на выставке работах. Уникальное положение Польши — между Западом и Востоком Европы — ярко проявилось и в живописи, породило искусство «пограничное» и в тоже время безграничное по числу интерпретаций.
Кроме того, национальные искания в польском искусстве того периода неотделимы от духовных и политических поисков, которые переживала Польша в тот период — один из самых трудных, но и интересных в своей истории. Об этом говорили на церемонии открытия выставки посол Республики Польша в Российской Федерации Ежи Бар и директор Польского культурного центра в Москве Хероним Граля. Пан Граля, в частности, признался, что более тридцати лет ходил в Пушкинский музей на выставки разных национальных художественных школ с восхищением, но и с надеждой увидеть когда-нибудь здесь большую польскую экспозицию. И вот теперь его давняя мечта сбылась… Несколько слов о давних и прочных польско-российских культурных связях сказал министр культуры РФ Александр Авдеев. «Эта выставка — своеобразное отображение польского национального характера, интеллектуальных исканий, общественно-политических тенденций в Польше тех лет», — сказал он. Российского министра полностью поддержал его польский коллега Богдан Строевский. Вообще, вернисаж собрал многих знаменитых деятелей культуры, дипломатов, ученых, высокопоставленных чиновников из обеих стран. Были замечены поэт Белла Ахмадулина, художник Борис Мессерер, экс-министр культуры и телеведущий Михаил Швыдкой, глава ЦИК Владимир Чуров. Были замечены видные искусствоведы, филологи, переводчики — те, кому профессионально или по-человечески небезразлична польская культура. Каждый находил здесь что-то свое. Например, парадный портрет польского офицера-кавалериста конца ХIХ века с интересом рассматривал авторитетный военный историк, биограф маршала Тухачевского Борис Соколов… Будем надеяться, что и в дни работы выставка соберет столь же многочисленных и просвещенных любителей искусства. Ведь это первая столь масштабная польская выставка в стенах Пушкинского музея за всю его почти столетнюю историю.

Выставка «Символ и форма» работает до 16 августа.

Андрей Мирошкин

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *