Генеральный консул РП: “Не безрассудно, но и без робости”

В ноябре 2015 года, после пяти лет работы в дипломатическом представительстве Республики Польша в белорусском Гродно, Анджей Ходкевич приступил к выполнению обязанностей Генерального консула РП в Петербурге. Под его руководством консульство отпраздновало 90-летний юбилей пребывания под небом Северной Пальмиры, встретило 1050-летний юбилей крещения Польши. Корреспонденты GP побеседовали с Генеральным консулом Республики Польша в Санкт-Петербурге Анджеем Ходкевичем о почти вековой истории консульства, о механизмах культурного диалога и польском Петербурге.

Kilka słów po polsku

Z wykształcenia historyk, pracował jako nauczyciel historii w liceum w Warszawie, w latach 1986-1990 – dziennikarz miesięcznika „Chrześcijanin w Świecie” i Działu Zagranicznego Katolickiego Tygodnika Społecznego „Ład”. W latach 1990–2010 – dyrektor Biura Zarządu Krajowego Stowarzyszenia „Wspolnota Polska”. W latach 2010–2015 Konsul Generalny RP w Grodnie, od 11.2015 Konsul Generalny RP w Sankt Petersburgu. Autor kilkudziesięciu artykułow popularnonaukowych i publicystycznych poświęconych tematyce stosunkow wyznaniowych i narodowościowych w krajach Europy Środkowo-Wschodniej, a także tekstow poświęconych sprawom polonijnym publikowanych głownie w Biuletynie Stowarzyszenia „Wspolnota Polska”. Odznaczony Krzyżem Kawalerskim Orderu Odrodzenia Polski i Krzyżem Rycerskim Orderu Zasługi Republiki Litwskiej

dsc_7079Консульство в Петербурге – не первое дипломатическое представительство, где Вам довелось работать. Какой опыт, полученный на должности Генерального консула в Гродно, Вы хотели бы перенести сюда, в Петербург?

– В первую очередь, конечно, опыт организации работы консульства как такового. Поскольку моя профессиональная деятельность долгое время была связана с сотрудничеством с поляками, в Гродно именно консульские вопросы – организация работы представительства, выдача виз и карт поляка – были для меня в новинку.

Второй момент – это забота об образе консульства. Не только и не столько том образе, который создается в средствах массовой информации – зачастую на него мы не имеем никакого влияния.  Речь здесь идет скорее о том, как польское консульство воспринимается нашими клиентами – гражданами Белоруссии или России. Поэтому как в Гродно, так и в Петербурге мы стремимся создать достойные условия для людей, которые обращаются к нам за визой, получают карту поляка или гражданство. Мы стремимся к тому, чтобы и клиентам, и сотрудникам консульства было удобно. В связи с этим сейчас в консульстве ведутся ремонтные работы, опыт организации которых также впервые был получен мной в представительстве в Гродно.

В 2016 году Генконсульство в Петербурге отпраздновало свой 90-летний юбилей. Что бы Вы назвали главным достижением представительства за его почти вековую историю?

– На мой взгляд, главное достижение петербургского консульства – это та культурная и просветительская деятельность, которая велась им на берегах Невы на всех этапах его истории: в период между двумя мировыми войнами, в 1926–1939 годах,  в эпоху коммунистической Польши и в период с 1989 года. На мой взгляд, именно она остается в памяти людей и является главным вкладом польского представительства в жизнь сначала Ленинграда, а потом Петербурга. Будь то организация концертов польских коллективов и дирижеров перед войной или концерт непревзойденной Анны Марии Йопек, состоявшийся в рамках празднования Всемирного дня Полонии и поляков за границей.

Какой момент, а может, моменты Вы бы назвали наиболее сложными, переломными в работе дипломатического представительства в Петербурге?

– В 30-е годы, во времена Большого террора, наступила полная изоляция консульства от польского сообщества. Консулы оказались в своеобразном заключении: работали в Ленинграде, практически лишенные всяческих контактов с российским обществом. Что противоречило самой сути существования  представительства, которое призвано было служить полякам, живущим в России. Однако до 1939 года консульство все-таки просуществовало, а после начала Второй мировой войны было эвакуировано в Финляндию. С историографической точки зрения, наименее известен нам период с 1973 по 1989 годы, то есть период коммунистической Польши. Последние 25 лет работы представительства были полны драматических переживаний, однако драматизм этот имел совсем иные корни. Он рождался из того, что консульство занялось увековечиванием памяти жертв репрессий и террора, среди которых было большое количество поляков, на территории России. Разумеется, подобная деятельность не могла не произвести на моих предшественников глубокого впечатления, она явилась важным опытом для всех сотрудников консульства. Работы по увековечиванию памяти длятся и сегодня: 30 октября этого года, совместно с Полонией в Карелии, мы открыли крест и памятную доску жертвам репрессий 1938 года на мемориальном кладбище «Красный Бор».

Какое место среди дипломатических представительств в России занимает, на Ваш взгляд, консульство в Петербурге?

– Думаю, что это вопрос скорее к представителям российских органов власти. Несомненно одно: консульство в городе на Неве может гордиться своей 90-летней историей. И даже 100-летней, поскольку первое неформальное представительство начало свою деятельность в Ленинграде еще в 1918 году и стремилось наладить контакты между зарождающимся польским государством и переживающей потрясения Россией. Одной из целей представительства была помощь полякам, которые в период Первой мировой войны оказались на севере России. Опека над живущими здесь поляками впоследствии стала одним из направлений работы консульства в Петербурге.

Какую роль играет консульство в построении диалога между Польшей и Россией?

– Все дипломатические представительства Польши в России призваны облегчить этот диалог. Они, как мне кажется, не являются собственно стороной в этом диалоге, который ведется на официальном уровне, между правительствами наших государств, и на уровне общества. Консульства по своей натуре ориентированы в первую очередь на работу с людьми, с российским обществом.

В одном из интервью гродненского периода вы говорили о том, что консульство должно выполнять функцию Дома польской культуры. Можно ли сказать, что польское консульство в Петербурге является таким Домом?

– Безусловно. Консульство никогда не прекращало своей культурной деятельности, которая будет реализовываться и в дальнейшем, но уже на двух уровнях – так можно сказать шутя. Совсем скоро эти два уровня появятся в здании консульства – откроются новые помещения Польского Института.

Сегодня довольно много говорится о диалоге культур и возможности взаимопонимания именно в сфере культуры. Какие конкретные шаги мы, поляки и русские, можем предпринимать, чтобы стать ближе друг к другу?

– Создается ощущение, что в последнее время поляки и русские все больше отдаляются друг от друга. И связано это не только с непростыми политическими отношениями, сложившимися между нашими государствами, которые приводят к отмене тех или иных мероприятий. Это скорее поколенческие изменения, связанные с переориентацией интересов и вкусов молодежи. Польша в России, как и Россия в Польше, были интересны для представителей старшего поколения. Русские ездили в Польшу гораздо чаще, чем сегодня. Современная Россия смотрит на мир гораздо шире, растет интерес к странам Востока, например, к Китаю. В свою очередь для поляков Россия перестала быть страной уникальной культуры, родиной великих писателей, поэтов, музыкантов: она привлекает скорее как край экзотической, нетронутой природы. Подобная смена точек зрения, несомненно, усложняет процесс взаимопознания и взаимопонимания, требует пристального внимания со стороны правительства к презентации государства за границей. Можно ли изменить эту ситуацию? Не знаю. В некотором роде, это вопрос вкуса, результат естественных изменений, однако это не мешает нашим государствам думать о том, как наиболее выгодно презентовать себя другим.

Немаловажно, чтобы Россия не менее серьезно подходила к самопрезентации в Польше, поскольку поляки сегодня мало знают о России. Сегодня быть великой империей с богатейшим культурным наследием уже мало для того, чтобы заинтересовать молодое поколение.

А можем ли мы, молодое поколение, повлиять на сложившуюся ситуацию, приостановить это отдаление?

– Молодое поколение сегодня, несомненно, должно помнить о том, что необходимо выйти за пределы стереотипов, навязываемых нам средствами массовой информации. Если пресса, телевидение неустанно повторяют нам, что в каком-то государстве все плохо, не стоит принимать это за чистую монету. Следует задать себе вопрос: есть ли в вас – поляках или русских – что-то интересное? Одному понравится, что поляки, как и русские, чрезвычайно гостеприимны, другого покорит польская кухня, а третий заинтересуется музыкой или кино… Путей, которые порождают в человеке интерес к другой культуре, другому народу, множество, однако первый шаг – это всегда преодоление стереотипов. Вряд ли можно решить эту проблему какими-то крупными государственными акциями или поездами дружбы, высылаемыми из России в Польшу и наоборот. Сейчас уже совершенно другое время. Однако необходимо научиться преподносить свою культурную уникальность другими современными, интересными способами.

Как вы воспринимали Петербург до того, как приехали сюда работать?

– Петербург не был для меня абсолютно незнакомым городом, я бывал здесь и раньше. Туристы воспринимают город на Неве как город пышный и прекрасный, отчасти в силу того, что посещают его летом или весной. Я же приехал на работу в ноябре, а это, как известно, не лучшее время для прогулок по городу. Сегодня, размышляя о том, как я воспринимаю Петербург, я однозначно могу сказать, что это город, который заботится о своем культурном и историческом наследии: дворцы превращаются в музеи, реставрируются архитектурные памятники, сохраняется историческая память. Если говорить о том, что на данный момент не нравится мне в этом городе, так это то, что здесь не убирают снег. Это, пожалуй, единственная вещь, которая мне несимпатична (смеется).

Не вызывает сомнений, что существует такое понятие, как «польский Петербург»…

– Разумеется, польский Петербург существует. Начиная с XVIII века, история этого города была тесно связана с историей Польши. Петербург, безусловно, был одной из важных европейских столиц. Здесь работало множество поляков, которые занимали самые разные должности: преподаватели, художники, скульпторы и простые рабочие. Они оставили после себя богатое архитектурное и культурное наследие: дома, мосты, художественные полотна, музыкальные произведения. Память о них живет сегодня в памяти Полонии и, разумеется, сотрудников консульства. Мы стремимся к тому, чтобы петербуржцы видели польские следы в истории своего города.

Огромный вклад в распространение и углубление этих знаний вносит электронная энциклопедия «Польский Петербург». Надеюсь, что этот портал будет и дальше развиваться, что энциклопедия пополнится новыми именами, например, именами польских ученых, которые так или иначе были связаны с городом на Неве. Мне бы хотелось, чтобы о вкладе поляков в историю Петербурга знали не только россияне, но и поляки, живущие в России и за ее пределами. Наша задача в данном случае говорить именно о тех моментах истории, которые нас объединяют.

Заметили ли Вы какие-то особые черты, присущие петербуржцам?

– Жители Петербурга постоянно подчеркивают роль Петербурга как культурной столицы и очень гордятся тем, что в этой культурной столице живут, откуда бы они на самом деле ни были родом. Не уверен, правда, что эта черта присуща только петербуржцам. Жители Архангельска, например, не менее активно подчеркивают уникальность поморской культуры. У меня создается впечатление, что в России люди идентифицирует себя с той территорией, на которой они живут, и подчеркивают присущие ей уникальные черты. С большим удовольствием в Вологде я слушал рассказы о достоинствах вологодского масла, приготовленного из молока вологодских коров. Приятно видеть, что люди стремятся найти в своем окружении то, что выделяет именно их регион или их город.

На протяжении года Вы наблюдаете за полонийным сообществом в Петербурге. Как бы Вы оценили его активность?

– Это довольно сложный вопрос, поскольку на протяжении всего этого года был закрыт Дом польский. Я прекрасно понимаю, насколько этот факт усложняет работу полонийных организаций, лишившихся места, где проводились занятия польского языка и различные культурные мероприятия. Будем надеяться, что уже в следующем году эта ситуация изменится.  Исходя из тех возможностей, которыми на данный момент обладает петербургская Полония, ее активность можно оценить на крепкую четверку. Думаю, что возвращение организаций в свой Дом позволит им выйти на новый уровень активности.

Какие культурные события, связанные с польской культурой, ждут нас в следующем году?

– Не буду раскрывать все карты, однако скажу о двух важных годовщинах, которые ждут нас в 2017 году. Это год Тадеуша Костюшки и год Джозефа Конрада, а следовательно, и связанные с этими именами культурные мероприятия. Еще две юбилейные даты станут поводом для организации событий научного плана – это 100-летие революции 1917 года и 80-летие 1937 года. Обе эти годовщины требуют взгляда на них с польской стороны, а также размышлений польских историков о том, какое влияние произошедшие в России изменения оказали на формирование будущей независимой Польши. Мы будем вспоминать о поляках, ставших жертвами расстрелов и великих репрессий, постараемся почтить их память не только здесь, но и в других государствах.

 

Анкета Пруста

В конце каждой программы журналист Владимир Познер предлагает своим гостям ответить на несколько вопросов из анкеты Марселя Пруста, созданной еще в XIX веке.  Следуя его примеру, мы бы хотели предложить Вам ответить на некоторые из них.

Любимый писатель?

Признаюсь честно – у меня нет любимого писателя. Обусловлено это, скорее всего, тем, что я предпочитаю исторические книги, и мне сложно бы было назвать любимого автора в этом жанре. Хотя я очень ценю некоторых репортеров, например, Войчеха Ягельского.

Любимый композитор?

Кароль Шимановски.

Любимая личность в истории?

И тут я снова скажу, что таковая отсутствует. Как человек, который увлекается историей, я понимаю, что в деятельности каждой исторической личности есть то, что можно ценить, и то, что ценить сложно. Кроме того, история должна пробуждать в нас критическое мышление, а не только служить «укреплению сердец».

Какие ошибки Вы легче всего прощаете?

Мне кажется, что все. К сожалению.

Каким талантом Вы бы хотели обладать?

Наверно, музыкальным.

Реформа, которую Вы цените особенно высоко?

– Поскольку у меня нет ни любимого исторического деятеля, ни любимого периода в истории, мне сложно ответить на этот вопрос. Нельзя сказать, что я любитель реформ Александра II, например, это бы было, как минимум, забавно.

Где бы Вы хотели жить?

Человек хотел бы жить там, где его семья. Для меня это значит – в Польше.

Ваш девиз?

Наверно, бессмысленно строить свою жизнь согласно какому-то девизу. Однако есть такие слова, которые я довольно часто повторяю. Пожалуй, они касаются всех людей, которые работают в дипломатической сфере. Эти слова находятся на гербе Гданьска: «Nec temere, nec timide», то есть «Не безрассудно, но и без робости».

Беседовали Станислав Карпенок и Ольга Онищук

Перевод с польского: Ольга Онищук

Фото: Евгений Мартынович, С. Карпенок

Благодарим за помощь в обработке текста интервью Мальвину Непольску