Ванда Андриевская: «Я осталась полькой, живущей в Петербурге»

Фредерик Шопен – гениальный польский композитор, творчество которого ознаменовало целую эпоху в мировой культуре. Музыка Шопена – это особый, преисполненный выразительности и глубины язык, который понимают и на котором общаются люди из разных стран. Его гений навечно запечатлелся в музыке, истории, литературе, искусстве, но прежде всего в людских сердцах, объединяя и сближая их по всему миру. Поэтому неудивительно, что возникшее пятнадцать лет назад в Санкт-Петербурге Шопеновское общество сразу стало заметным явлением в культурной жизни города: благодаря творческому объединению петербургских музыкантов петербуржцы знакомятся с лучшими образцами польской и мировой музыки. О деятельности Региональной общественной организации «Музыкально-просветительское общество им. Ф. Шопена» беседуем с его основательницей, Заслуженным деятелем искусств Республики Польша, обладательницей Серебряного креста за заслуги перед Польшей и грамот Министерства культуры и национального наследия Республики Польша Вандой Феликсовной Андриевской.

Как родилась идея создания Шопеновского общества?

– Идея организовать Шопеновское общество появилась задолго до его официальной регистрации. На концертных площадках города успешно шли выступления молодых пианистов и скрипачей. На афишах стояло неизменное «С любовью к Польше». Помню, сколько я выслушивала обидных слов от педагогов, чьи ученики не были приглашены к участию в этих концертах, хотя были очень достойными музыкантами. Но приоритетом для меня всегда было слово «лучшие», а временные рамки концерта не могли вместить всех желающих. В июле 1999 года, находясь на курсах в Варшаве, я была организатором прощального вечера, где играла произведения Шопена, а председатель Донецкой Полонии Ришард Зеленски, оказавшийся профессионально поющим тенором, блестяще исполнил фрагменты из оперы «Галька» и песни Монюшко. На память весь курс оставил мне письмо с пожеланиями успешного открытия Шопеновского общества (подписались все, включая преподавателей и представителей польской администрации). Домой я вернулась окрыленная, и началась активная работа по присвоению официального статуса Обществу. Официальная дата регистрации 24 апреля 2001 года. Общество открылось благодаря двум замечательным людям – Чеславу Бласику и Славомиру Лисовскому.

Пани Ванда, расскажите немного о Вашей связи с Польшей.

– Родилась я в Ленинграде, отец погиб до моего рождения, мама умерла, когда мне был один годик. Меня воспитывала бабушка и две польских тети. Мое происхождение тщательно скрывалось, поскольку соседями по коммунальной квартире был начальник лагеря для политических пленных и милиционер, приехавший из деревни, где имя Ванда четко ассоциировалось с понятием «враг народа». Мои родственники очень боялись, что меня, как польскую девочку-сироту, заберут в интернат. Вся наша библиотека, состоявшая в основном из польских книг, пряталась; в доме не разговаривали по-польски, только читали и писали. Поэтому я выросла, не говоря по-польски. Ленинград был щедр на репрессии, и моя умная мама, будучи работником правосудия, предусмотрительно в свидетельстве о рождении записала меня как Ванду Феликсовну Андриевскую, поставив в графе национальность «русская»!!! Когда я родилась, она знала, что умирает, и этой записью обезопасила меня. Но я с детства считала себя полькой. И организация Шопеновского общества, и работа в «Полонии» – это дань моим родителям, моей бабушке и тетушкам, давшим мне, блокадному ребенку, возможность выжить в эти безумные годы. Все, что я делаю, пропагандируя польскую культуру, я делаю по зову сердца и крови.

В этом году Шопеновскому обществу исполнилось пятнадцать лет, что было для Вас самым сложным за это время?

– Самым сложным было выстроить структуру Общества (члены Общества – только профессионалы, много и на высоком уровне исполняющие польскую музыку и конкретно Шопена). Много сил ушло на то, чтобы найти и воспитать «свою публику». Это образованные, интеллигентные люди, понимающие и любящие искусство, приходящие на наши мероприятия не из праздного любопытства или от нечего делать. Возможно, кому-то может показаться, что на наших концертах собирается лишь «возрастная публика», но это не так: среди наших слушателей довольно много молодежи.

Скажите, по Вашему мнению, интересен ли Шопен современному слушателю? Музыкантам?

– Это удивительно, но Фредерик Шопен имел славу великого пианиста и композитора как при жизни, так и после смерти. Обычно понимание творца приходит к его современникам после его смерти, случается, что даже после 200 лет забвения, как это произошло с творчеством И.-С. Баха. Шопен – исключение. Его музыка на все века и времена. В каждую эпоху Шопен звучит иначе. Каждое исполнение – индивидуально. Думаю, что это не только божье провидение, это еще и музыка, написанная на разрыв аорты. За красивостью лирических мелодий (а Шопен великий мелодист) стоит очень честное, порой трагическое осмысление жизни и месте творца в ней. Ну а патриотизм в произведениях Шопена говорит сама за себя. Это единственный композитор, чьи произведения собирают полные залы, независимо от того, кто их исполняет – Шопена играют как очень опытные, так и самые юные музыканты. Я не говорю, что это хорошо с профессиональной точки зрения, но мешать постигать музыку великого Фредерика – это кощунство. Шопен – творец, который понятен всем, каждый слышит в его музыке очень личные для себя ноты. В репертуарных списках великих пианистов Шопен, безусловно, занимает первое место.

Организацией каких мероприятий занимается Шопеновское общество сегодня? Это концерты, может быть, фестивали?

– У нас есть постоянно действующие циклы: «Новые имена», в рамках которого мы представляем лауреатов юношеских конкурсов им. Ф. Шопена; цикл «Учитель и ученик» призван познакомить с выдающимися петербургскими педагогами и с их учениками, место работы педагога не имеет значения, это может быть музыкальная школа, лицей или консерватория. Три года назад появился новый цикл «Музыкальные семьи Шопеновского общества – продолжение традиций». Прошли 5 фестивалей музыки Шопена, где звучали произведения разных жанров в исполнении как самых юных пианистов, так и настоящих профессионалов – профессоров, членов Шопеновского общества. В Петербурге прошло уже 5 Международных юношеских конкурсов им. Ф. Шопена, организатором которых выступила Детская школа искусств им. С.В. Рахманинова и ее директор Елена Николаевна Охроменко. Члены Шопеновского общества – активные участники этого замечательного конкурса. В 2010 году в связи с 200-летием со дня рождения Шопена мне удалось осуществить свою идею – выпустить двойной альбом с записями таких прославленных петербургских шопенистов, как Екатерина Мурина, Павел Егоров, Валерий Вишневский, Татьяна Загоровская, известных молодых пианистов – Евгения Изотова, Андрея Ивановича, Олега Вайнштейна – и совсем юных лауреатов крупных международных шопеновских конкурсов – Елизаветы Украинской и Марии Тихомировой. Продюсером проекта выступил Цезары Карпиньски.

Как можно узнать о проведении концертов Шопеновского общество и все ли желающие могут их посетить?

– К сожалению, петербургские концерты нашего Общество носят закрытый характер. Причина заключается в том, что Общество работает на общественных началах и для того, чтобы снять подобающий зал и пригласить достойных исполнителей, нужны деньги. На конкретные мероприятия мы получаем помощь от Польского института. Но на оплату большого зала этих денег не хватает. Когда нас просят выехать с концертом куда-либо, то, в первую очередь, мы узнаем о наличии рояля хорошего качества, концертной площадки и условиях, на которых пройдут гастроли. Если кто-то из читателей Gazety будет заинтересован в организации концертов общества, в течение которых, помимо прекрасной музыки, можно познакомиться с личностью и творчеством Шопена, мы будем рады сотрудничеству. В других случаях наши мероприятия носят приватный характер. На фестивали мы приглашаем всех желающих: размещаем информацию в социальных сетях, оповещаем польские сообщества, храмы, культурные и образовательные учреждения и общества. Ванда Феликсовна, Вы автор очень интересного проекта, который является большим подарком для любителей музыки Шопена, – выездных музыкальных лекций. Расскажите, пожалуйста, подробнее. – Выездные концерты, как правило, приурочиваются к какому-то событию, например, Дням культуры. Вместе с Польским институтом мы делали интересные циклы концертов в Гатчине, Выборге, Петрозаводске. Особенно запомнилась зимняя поездка в Рождествено, музей-усадьбу Набокова, где я и пианист Андрей Иванович показывали композицию «Образ любви». Это был лирический рассказ о Шопене, во время которого звучали его самые известные фортепианные сочинения. Меня растрогало то, что, несмотря на мороз и снегопад, люди из ближайших окрестностей специально добирались автобусами, чтобы послушать музыку польского композитора. Но это и неудивительно: Шопен – уникальный композитор. Им написаны необыкновенной красоты мелодии. Он композитор очень трагический: даже в блестящих мазурках и вальсах чувствуется грусть, что-то такое потаенно страстное, благородное, свободолюбивое, но при этом и печальное. Ошибочно полагать, что мелодии Шопена предназначены лишь для балов и салонов. Он сложный, тонкий, умный, нежный, изысканный и в то же время мощный, темпераментный, революционный. Одинаково, стандартно исполнять его музыку тоже невозможно, и в этом также проявляется удивительный дар Шопена.

Пани Ванда, Вы как-то сказали, что «сочетание музыкального образования и голоса польской крови дало хорошие плоды: вместе с польскими коллегами мы организовали и официально зарегистрировали Шопеновское общество».

Вы кем себя больше ощущаете по духу – полькой или петербурженкой с польскими корнями? – Воспитание я получила очень польское. Меня воспитывала тетя, чистокровная полька, которую воспитывала французская гувернантка. Внушенная мне мысль про «голубую польскую шляхетскую кровь» очень мешало мне жить в детстве и юности. Потом я долго боролась с собой и, как мне кажется, изгнала «польскую гордыню» из себя. У меня русский муж и русские дети. Но сама я осталась полькой, живущей в Петербурге. Иногда мне кажется, что я по духу даже больше полька, чем современные поляки, живущие в Польше и не стремящиеся к сохранению культурных традиций этой прекрасной страны.

И в завершение нашей беседы, скажите, каким Вы видите Шопеновское общество через 10 лет?

– Очень трудно сказать. К сожалению, время нас не щадит, политика неумолимо вмешивается в культуру. Но выращенные и поддерживаемые мной молодые пианисты очень быстро растут, превращаясь в известных и востребованных в Европе и в мире музыкантов… На смену им приходят новые таланты… Никто из них никогда не отвечает отказом на мое приглашение принять участие в концерте, за что я им безмерно благодарна. Так что Шопеновское общество развивается, и я надеюсь, что лучшие годы его деятельности ждут нас впереди.

Беседовала Ядвига Андерс

Фото: Майя Бобова

* * *

23 мая 2016 года в Генеральном консульстве Республики Польша в Санкт-Петербурге состоялся праздничный вечер, приуроченный к 15-летию деятельности Региональной общественной организации «Музыкально-просветительское общество имени Ф. Шопена». В юбилейном торжестве приняли участие профессора-музыканты консерватории Екатерина Мурина, Павел Егоров, Валерий Вишневский, Андрей Иванович и талантливые музыканты Дмитрий Хрычев и Олег Вайнштейн. Во время своей приветственной речи генеральный консул РП Анджей Ходкевич подчеркнул особые заслуги Шопеновского общества в популяризации и распространении музыкальной культуры, связанной с творчеством Фредерика Шопена.

Od redakcji

Gwoli prawdy historycznej i dla potomności pragniemy dodać, że pomysł powołania Towarzystwa Szopenowskiego zrodził się pod skrzydłami Elżbiety Arefiewej w 1991 roku, a pierwszy koncert odbył się w jej domu. Po czym inicjatywę organizacji przejął konsul generalny RP Jerzy Skotarek, inaugurując spotkanie założycielskie w salach Konsulatu Generalnego RP na czele z kompozytorem Sergiuszem Słonimskim i dyrektorem Dużej Sali Filharmonii im. D. Szostakowicza Dmitrijem Sollertyńskim. Po wyjeździe konsula generalnego pomysł organizacji kontynuowało Stowarzyszenie Kulturalno-Oświatowe „Polonia” pod przywodztwem sp. Sławomira Lisowskiego, ktory w postaci tej organizacji pozostawił po sobie duchowy pomnik. (TK)

Фото: Майя Бобова, www.polinst.ru